Jump to content

Интервью С Рса


Design_Nick

Recommended Posts

http://ko.ru/document.asp?d_no=11468&p=1

 

«Определенный риск для компаний существует» (14.03.2005)

Что ждет страховщиков ОСАГО

 

Наталья Гайдаш

 

Многострадальный закон об обязательном страховании автогражданской ответственности снова будут переделывать. В Госдуму внесены поправки, предусматривающие увеличение выплат за ущерб жизни и здоровью граждан. Правда, ни депутаты, ни сами страховщики пока не знают, как это нововведение повлияет на убыточность ОСАГО – точных расчетов, ввиду отсутствия статистики, не существует. О проблемах страховых компаний на рынке обязательного страхования автогражданки, а также о деятельности Российского союза автостраховщиков (РСА) рассказывает заместитель исполнительного директора союза Андрей Батуркин.

 

 

 

«Ко»: Если поправки в Закон об ОСАГО, предусматривающие увеличение выплат по ущербу жизни и здоровью будут приняты, убытки страховщиков могут составлять миллионы рублей… Как такие потери повлияют на бизнес компаний?

 

 

 

А.Б.: Предварительные расчеты показывают, что увеличение лимитов ответственности фирм не скажется серьезно на финансовой устойчивости страховщиков (предполагается, что страховая выплата на каждого погибшего или получившего травму составит до 240 000 руб., тогда как в настоящее время эта сумма делится на всех пострадавших в ДТП, и при этом на одного человека приходится не более 160 000 руб.)

 

В то же время определенный риск для страховых компаний существует, так как имеющейся на сегодняшний день статистики недостаточно, чтобы сделать точные расчеты. Кроме того, это выплаты с так называемыми длинными хвостами – пострадавший может потребовать возместить ущерб, нанесенный ему 10 лет назад, и страховщик обязан будет возместить расходы. Тем не менее, если это приведет к крупным убыткам страховщиков, не исключено, что тарифы будут скорректированы.

 

Однако в ближайшее время вала выплат мы не ожидаем. И дело не в том, что страховые компании отказываются платить – пока не существует четкой системы возмещения по ущербу жизни и здоровью. Поэтому мы совместно с Минздравсоцразвития создали рабочую группу, которая разработает соответствующие поправки в нормативные акты – каким образом производить выплаты и в каком объеме. Например, если человек попал в ДТП и сломал руку, то он получит определенную сумму. Как только появится подобная система, разговоры о том, что страховщики не платят в случаях ущерба здоровью, прекратятся.

 

«Ко»: Означает ли согласие страховщиков увеличить выплаты, что тарифы все-таки завышены?

 

А.Б.: Нет. В первый год действия закона об ОСАГО страховщики во всем мире оказывались в плюсе. Это объясняется тем, что граждане еще не до конца понимают свои преимущества и не всегда пользуются возможностью получить компенсацию.

 

Затем впоследствии, когда механизм начинает работать в полную силу, заявляется гораздо больше случаев. Вместе с тем средний размер выплаты постепенно сокращается. Например, если в первый год после введения в России закона она составляла 25 000 руб., то на 1 января этого года – 20 000 руб.

 

Решение увеличить выплаты по жизни и здоровью это, прежде всего, социально осознанный шаг со стороны страховщиков. К сожалению, в последнее время неоднократно случались крупные ДТП с большим количеством жертв. Так, недавно в Тульской области погибли 9 пассажиров «Газели». И, наверно, несправедливо, что сейчас по закону на всех погибших в результате подобной аварии определена сумма в 240 000 руб.

 

«Ко»: Какова убыточность в целом по рынку ОСАГО?

 

А.Б.: В настоящее время она колеблется от 70 до 80%. Это нормально для первого года. Однако в ряде регионов убыточность страховых компаний по возмещению имущественного ущерба уже превысила 100%. Дело в том, что если базовый тариф в целом был определен верно, то коэффициенты, особенно территориальные, нуждаются в корректировке. Например, в Москве этот норматив получился даже несколько завышенным, зато в некоторых северных регионах – Тюменской области, Ханты-Мансийском автономном округе и др. – наоборот, намного заниженным.

 

«Ко»: Сколько средств накоплено в РСА для компенсационных выплат в счет возмещения вреда жизни?

 

А.Б.: По состоянию на 1 января объем средств составил около 2,3 млрд руб. Из них 1,52 млрд руб. идет на текущие выплаты – компенсации по ущербу жизни и здоровью, если виновник ДТП скрылся с места происшествия или если у него не было полиса ОСАГО. Остальные 774 млн руб. находятся на счете резерва гарантий – из них будут оплачиваться обязательства обанкротившихся страховых компаний. Все накопленные средства размещены в банках с рейтингом не менее B по версии S & P или Fitch, основные из них – Промышленно-строительный банк и «Петрокоммерц».

 

На сегодняшний день средства из резерва гарантий не расходовались – на рынке ОСАГО пока нет компаний, у которых было бы столь плохое финансовое положение. А из компенсационного фонда по ущербу жизни и здоровью выплачено всего 1,5 млн руб.: люди еще недостаточно знают о своих правах.

 

Кроме того, существующее законодательство серьезно усложняет процедуру получения выплат. Например, если виновник ДТП не имел полиса ОСАГО, пострадавший может прийти в РСА за возмещением только после того, как подаст в суд на виновника и по суду от него ничего не получит.

 

«Ко»: Эта процедура будет упрощаться?

 

А.Б.: Да, мы подготовили соответствующие поправки. Однако здесь существует обратная сторона – не исключено, что упрощение нормы породит мошенничество со стороны недобросовестных граждан.

 

«Ко»: Страховщики считают, что мошенничество процветает во многом из-за отсутствия единой информационной базы. Поэтому не работает и система бонус-малус – клиенты легко могут избежать увеличения тарифов при перезаключении договоров...

 

А.Б.: Страховщики лукавят, когда говорят, будто система бонус-малус не работает вследствие отсутствия информационной базы. В законе прописано, что клиент, впервые обратившийся в компанию, должен предъявить справку о своей страховой истории. Просто некоторые компании закрывают глаза на это правило.

 

Другой вопрос, что федеральная информационная база данных должна помочь в ситуации, когда клиент приносит справку, но она является фальшивой. Тогда компания, в которую обратился автовладелец, могла бы сделать запрос в РСА и получить информацию, был ли этот клиент участником ДТП, выплачивалось ли ему возмещение и т.д.

 

За разработку информационной системы отвечают Министерство информационных технологий и связи, Министерство транспорта, ГИБДД и другие ведомства. Однако до сих пор не вышло постановление правительства по данному вопросу.

 

Понимая, что создание единой федеральной базы – процесс долгий, РСА пошел по другому пути. Совместно с ГИБДД мы разрабатываем локальную информационную систему обмена данными между страховщиками и сотрудниками автоинспекции. Можно будет получить информацию о прохождении автомобилем техосмотра, узнать, был ли ранее застрахован его владелец по ОСАГО, увидеть, нарушал ли водитель правила дорожного движения и т.д.

 

Пилотный проект построения подобной информационной системы начинаем в Калининградской области. Если этот опыт окажется удачным, он будет внедрен и в других регионах, в первую очередь – в Московской и Ленинградской областях, Ставропольском крае. До конца этого года мы намерены охватить 9 регионов. Проект финансируется в основном за счет средств страховщиков (его стоимость составляет около 78 млн руб.)

 

Кроме того, для противодействия мошенничеству в РСА создана база данных «Спектр». Она представляет собой информационную систему, куда страховщики направляют сведения о сомнительных заявленных и урегулированных страховых случаях. Затем, когда в компанию обращается подозрительный клиент, его проверяют: не участвовал ли он в других страховых случаях, не получал ли уже возмещение. Пока сведения в эту базу передали около 50 страховщиков, но до конца года она должна охватить все компании.

 

«Ко»: Проверяет ли РСА финансовую устойчивость страховщиков по ОСАГО?

 

А.Б.: Проверять страховую компанию РСА обязан раз в 3 года. Причем в первую очередь мы проверяем компании, на которые поступает наибольшее число жалоб со стороны граждан.

 

«Ко»: То есть «Авест» вы будете проверять в первую очередь?

 

А.Б.: «Авест» мы уже проверяли в прошлом году.

 

«Ко»: И что показала проверка?

 

А.Б.: У нас есть замечания к ее деятельности, в основном в связи с жалобами клиентов. Сейчас «Авест» находится на особом контроле, очередная проверка компании запланирована на март.

 

Впрочем, на особом контроле РСА находятся все компании, к деятельности которых у нас возникают серьезные вопросы. В законе довольно много норм, которые можно трактовать по-разному. Отдельные недобросовестные страховщики толкуют эти положения в свою пользу.

 

«Ко»: На что вы обращаете внимание?

 

А.Б.: Кроме жалоб клиентов – на своевременное перечисление средств в фонды резерва компенсационных выплат и резерва гарантий РСА. Например, если компания задерживает отчисления, это может вызвать предположения, что у нее финансовые проблемы.

 

«Ко»: А финансовые показатели РСА анализирует?

 

А.Б.: Пока нет. Этим занимается Федеральная служба страхового надзора.

 

Однако в соответствии с решением правления РСА в течение года мы планируем разработать свою методику мониторинга финансового состояния страховщиков. Неблагополучие той или иной компании, помимо потери имиджа всех игроков рынка ОСАГО, еще и приведет к тому, что будут задействованы фонды РСА. А если средств союза не хватит, то всем компаниям по обязательному страхованию автогражданки придется нести солидарную ответственность.

 

«Ко»: И каковы будут действия союза по отношению к недобросовестным страховщикам?

 

А.Б.: Один из вариантов – проблемная компания не сможет заключать с клиентами новые договоры ОСАГО. Кроме того, совместно с ФССН мы разрабатываем методику принудительной передачи портфеля договоров по обязательному страхованию автогражданки. Если финансовое состояние фирмы будет вызывать опасения, ей предложат передать свой портфель другому страховщику.

 

Методика добровольной передачи портфеля договоров по ОСАГО уже существует. Однако она достаточно сложна с точки зрения реализации. Возьмем, к примеру, норму, предписывающую страховщику получить письменное согласие всех клиентов – ее технически тяжело выполнить даже небольшой компании, имеющей 1000 договоров ОСАГО. Это положение нужно корректировать – например, получение согласия клиентов не в письменной форме, а другим способом. Сейчас обсуждается возможность публичной оферты либо внесения соответствующих изменений в правила страхования.

 

«Ко»: Кто-нибудь из страховщиков уже выразил желание отказаться от лицензии по обязательному страхованию автогражданки?

 

А.Б.: Пока только один – компания «Малахит». Однако со временем все больше страховщиков будут отказываться от этого бизнеса. Особенно это касается мелких компаний, которые надеялись, что ОСАГО – прибыльный вид страхования. Они будут крайне разочарованы буквально через год. Поэтому главное, чтобы эти фирмы правильно рассчитали тот момент, когда можно без потерь для себя и клиентов уйти с рынка ОСАГО.

 

Что касается «Малахита», то компания отказалась от обязательного страхования автогражданки по собственному желанию. ОСАГО для нее – не профильный бизнес, число договоров не превышает 500. В настоящее время РСА консультирует компанию, как рассчитаться с клиентами. «Малахит» планирует дождаться завершения действия всех договоров обязательного страхования автогражданки, поэтому сейчас не продает новых полисов.

 

«Ко»: Разве компания, имеющая лицензию по ОСАГО, имеет право отказать клиенту в страховании?

 

А.Б.: По закону – не имеет. Именно поэтому мы обсуждаем с «Малахитом» возможность добровольной передачи портфеля другому страховщику.

 

«Ко»: Будет ли РСА участвовать в процедуре принудительной передачи портфеля?

 

А.Б.: Да, процедура будет проходить не только под контролем ФССН, но и РСА.

 

Не исключено, что возникнут ситуации, когда финансового обеспечения страховых резервов у передающей стороны будет недостаточно. Тогда РСА придется выступить поручителем по сделке – закон запрещает принимать портфель договоров, по которому недостаточно резервов.

 

«Ко»: Как вы оцениваете деятельность страховых компаний?

 

А.Б.: С одной стороны, компании достаточно серьезно вложились в инфраструктуру рынка, создали специальные центры урегулирования убытков.

 

С другой стороны, не все страховщики ведут себя корректно. Например, по закону компания не платит, если авария случилась на внутренней территории организации. Между тем само понятие «внутренняя территория организации» нигде в законе не определено. В результате некоторые страховщики пытаются уклониться от выплат даже в тех случаях, когда авария происходит на стоянках около крупных супермаркетов.

 

«Ко»: На что в основном жалуются клиенты?

 

А.Б.: Порядка 40% жалоб приходится на затягивание выплат. Однако установленный в законе срок – 15 дней – слишком жесткий. Например, в Италии урегулирование по ущербу, нанесенному имуществу, происходит за 60 дней, жизни и здоровью – за 90 дней.

 

«Ко»: Будет ли эта норма меняться?

 

А.Б.: Мы опасаемся возможного всплеска недовольства со стороны автовладельцев, поэтому пока – нет.

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...