Jump to content

Recommended Posts

Автор: © Бедный Студент, он же Аллюр, он же БСт, он же Дмитрий Васильев. г.Екатеринбург

---------------

Вся информация 1997-2004 принадлежит © Винский Сергей. Все права защищены. При копировании, использовании, перепечатке - ссылка www.awd.ru обязательна! Воровство ЗАПРЕЩЕНО!

---------------

 

Не умрите со смеха!

 

 

Сиамский вояж Степаныча

Тимофей Степаныч был мужиком основательным. В свои 58 лет он имел ровесницу жену, на бытовом языке называемую старухой, тридцатисемилетлетнюю дочь так и оставшуюся девицей, хрущёвскую «двушку» на первом этаже от завода, (полжизни в очереди стоял), шесть соток в пригороде (ещё полжизни сторожем каждое лето в садовом кооперативе), и единственную запись в трудовой книжке.

 

Как пришел из армии, так и крутил баранку на своём заводе. Карьеры не сделал, куда там, семь классов, но начальство его ценило за покладистость, а мужики в гараже за безотказность в плане «подменить», помочь поковыряться с машиной, и раздавить пузырь-другой по пятницам.

 

В смутные времена, завод вдруг перешел в частные руки жирного Кахи Бендукидзе, (точнее его холдинга) что на зарплате существенно не отразилось, но её стали давать без задержек, и на том спасибо…

 

Под новый год дали ему новый Камаз седельник, сей факт с мужиками обмыли, а Степаныч оттирая чёрные руки с помощью Ферри приговаривал:

- Подшаманю после праздников, и до пенсии как у Христа за пазухой.

 

Первого января, опохмелившись на скорую руку стаканом самогона в два приёма, и закусив вчерашним винегретом Степаныч засобирался. Нацедил четвертинку своего волшебного напитка и надёжно заныкал в бездонном кармане крытого полушубка образца конца семидисятых.

 

О, самогон, это отдельная песня.

Настоянный на мандариновых корках, кои, (мандарины), дочь-воспитательница в канун нового года натаскала из своего интерната для неумных детей. Тимофей Степаныч фильтровал первач по собственной технологии не без помощи собственной системы тонкой очистки автомобильного происхождения.

- Куда намылился, обещал вчера кран в кухне починить?

- Да починю мать, пойду камаза своего проведаю, форсунки…

- Знаю я твои форсунки, старые песни. Как будто нечем больше заняться первого января.

Махнул только рукой и нетерпеливо выскочил в морозный новый день нового года.

 

Автобусы ходили криво, и редко, благо до завода два квартала. На проходной его встретил в жопу пьяный ЧОПовец, беззлобно икающий всем своим тщедушным телом с недоеденным солёным огурцом торчащим из накладного кармана камуфлированного бушлата.

 

- Ку.. ку.. куда?

- Тутутуда, в гараж, хохотнул Степаныч ласково ощущая чекушку левым локтем.

 

Ключ много лет у него уже был свой, и череде главных механиков вот уже четыре десятка лет с этим приходилось только мириться.

В боксе запустив двигатель, Степаныч поднял кабину и пошел открыть ворота, чтоб не задохнуться. Пока прогревался дизель, наш герой зашёл за угол отлить, и остолбенел. Ворота пожарного выезда были не заперты, и по неочищенному снегу вела колея в сторону цехов. Чуть пройдя, узрел картину. Через пролом в пристройке корпуса, какие-то ухари грузили в ГАЗ-66 болванки латуни.

Еб вашу мать! молча сказал Степаныч и попятился в сторону проходной. Там оттолкнув бухого охранника заскочил в караулку и набрал 02. Вся смена в разных позах живописно хрючила без надежды на пробуждение.

- Алло, милиция, это вас с Завода беспокоят. Тут латунь пиздят, ворота сломали и стену. Нет, на машине. Охрана? Охране не справиться. Я? Тимофей Степанович Павлов, э… шофёр. Нет, меня не заметили. Вроде.

К чести райотдела, милиция среагировала. Предприятие выполняла раньше заказы для оборонки, и по инерции объект считался важным.

 

- Выезжают. Будут минут через пять.

 

Рысцой прибежав в гараж, Степаныч опустил кабину, и стараясь сильно не газовать выехал на площадку перед боксами.

Для храбрости накатил с горла, и выпустив сизую струю из выхлопной трубы поспешил к пожарным воротам. Только б не съебались. На его счастье, за забором грохотал товарняк, маскируясь за этим шумом ему удалось внезапно подъехать к приоткрытым воротам заблокировав выезд.

 

Потом ему разбили одну половинку лобового стекла, потом он отмахивался монтировкой.

Потом, когда монтировка улетела, он кинул солидольный шприц в харю нападавшему. Снег окропился красненьким ?.

Потом прискакали менты пиная перед собой начкара, и всех повязали.

Добив самогон Тимофей Степаныч до ночи провёл в райотделе.

Из заводского начальства нашли только косого главного инженера, и начальника службы безопасности со следами губной помады на испитом лице.

 

Дома жена поджав губы гузкой пропела:

 

- Ну, и гдей-то это мы запровалились?

- Не поверишь, в милиции!

- От чего ж, поверю. Ничего удивительного. Знаю я твои гаражи.

- Кончай базлать, налей лучше.

- Ага, щас! Я её вылила в унитаз!

- Да ты чего мать, охуела? И посмотрел на стоящую в дверном проёме дочку одетую по ночному. Дочка криво ухмылялась.

- Тьфу бляди!

 

В первый послепраздничный рабочий день с самого утра, главмех прибежал из своей каморки и комкая пидорку залепетал, мол, Степаныч, тебя генеральный к себе вызывает, наверное за стекло *ЦЕНЗУРА* будет, но я никому не докладывал, ты не подумай.

- Да больно ему интересно стекло, больше забот нет?

О происшествии Тимофей умолчал из врождённой скромности, да и не успел просто, честно сказать.

В приёмной, покосившись на кожаный диван, Степаныч благоразумно притулился в уголке на стуле, наблюдая как мучается секретарша, набирая что-то на клавиатуре пальцами с ногтями размером с добрую блесну. Интересно, а как она задницу подтирает только успел подумать Степаныч, как секретарша что-то хрюкнув в телефон пригласила пройти.

За столом, сидел их новый генеральный директор, хлыщ лет 35 с тонкой щёточкой усов и в запонках.

 

- Ну, сразу к делу. Огромная вам благодарность, за проявленное мужество.

- Да ладно, приятно покраснел наш герой, дело житейское, я чай не чужой на заводе.

- Мы тут посоветовались, и я решил. Премируем вас путёвкой. В Таиланд. И тринадцатую зарплату. Вы как-никак ветеран предприятия, самый старый сотрудник.

 

Тимофей Степаныч, робея от своей наглости спросил:

 

- А деньгами нельзя, эту, путёвку?

- Нет, вы знаете, нельзя. Тут дело такое, взаимозачёт. Мы им профнастил, они им стеклопакеты, а за стеклопакеты они им, а те нам, путёвки. А путёвки мы меняем на электроды. Дисконт 20 процентов, впрочем неважно…

- Понятно, спасибо. А где это?

- Оформляться пойдёте, там всё расскажут.

- Обождите секундочку, я распоряжусь. Поднял трубку и промурчал,

- Котик, начисли Павлову тринадцатую зарплату что? уже получил? Тогда четырнадцатую. Из моего фонда. Ты чего *ЦЕНЗУРА*, нюх потеряла? Забыла у кого сосёшь? Всё. И позвони в Пальму, путёвку будем оформлять на Павлова.

- Главбухша шалунья, словно извиняясь улыбнулся генеральный, и пожал пролетарскую руку Тимофея Степановича.

 

Руки кассирши в окошко протянули ведомость, расписавшись, Степаныч получил неожиданные семнадцать тысяч, и спустившись в бухгалтерию получил визиточку с адресом турфирмы. Дамы из бухгалтерии проводили его завистливыми взглядами.

Недолго думая, вышел из управления и в ближайшем продмаге взял кило водки и упаковку крабовых палок, дабы проставиться мужикам на радостях. К его удивлению, механик, уже притаранил из своих заначек стекло, а коллеги шоферюги в курилке обсуждали Степаныча. Слухи расходились быстро, как сливочное масло при Брежневе.

Дома, сообщив новость, Степаныч победно заглянул во флягу с брагой, попутно заметив, дескать можно было и на кого-нибудь из членов семьи оформить, но… *ЦЕНЗУРА* было самогонку выливать. Дочь позеленела как брезент и захлопнулась в свой комнате, а старуха всё бурчала

 

- Найдёшь там себе в санатории молодую, опять стыда не оберёшься.

 

Был грех, ещё в семидесятые ездил Тимофей по профсоюзной линии в Трускавец, да намотал там на конец. Вместе и лечились. Полгода концентратами питался, и год на раскладушке спал потом. Только из-за дочери и не развелись тогда. Но всю жизнь пилила!

 

- Имей ввиду, денег не дам!

- Куда ты денесся?

- Из отпускных возьмёшь тысячи полторы, и будет с тебя.

- Да ты старая вконец уже рассудком повредилась, психанул Степаныч.

- Машке шубу надо покупать, в пальте пятый год ходит, вот её никто и не берёт!

- *ЦЕНЗУРА* ей надо деревянный покупать, да смазку… для мозгов.

 

На следующий день, взяв отгул он целый день провёл в бегах между ОВИРом и турфирмой, где выяснилось, что загранпаспорт будут делать месяц, и соответственно срок вылета назначался на первую декаду февраля. В голове Тимофей Степаныч прокручивал удивительные названия «Утапао» «Паттая», и ещё «Бангог» какой-то. Угораздило ж на старости лет!

Пока анкету в ОВИРе выправлял, спрашивая совета у сидящего рядом парня, разговорились. Выяснилось, что тот в Тайланде уже бывал, и посоветовал кой каких советов, от которых у Степановича с одной стороны проснулось утухающее либидо, а с другой вспомнились очереди в КВД.

 

- А деньги там наши берут?

- Нет, там у них свои, их надо менять.

- И много надо с собой?

- На две недели? Тебе долларов семьсот-восемьсот хватит, если не будешь по кабакам сильно трескать.

- Это ж сколько в рублях?

- Тыщ 20-25

- Ого! Прикинув заначенную «четырнадцатую» зарплату, да отпускные, на часть которых положила глаз супружница, Степаныч понял, что мотоблок в этом сезоне ему уже не светит. На книжке ещё было НЗ, в общем 25 наскребалось.

 

Кутить так кутить. Жить-то осталось! Так себя подбадривал Степаныч меняя рубли на валюту в обменнике. Получилось восемь стодолларовых и две десятки серо-зелёных купюр, которые он держал в руках впервые в жизни.

Вылет завтра, чемодан почти собран. Документы, фотография всё готово. Вечером, пока Степаныч менял прокладку в кране, жена чего-то там мараковала на «Зингере», а дочь сев за спиной попросила:

 

- Привези пап ракушек каких-нибудь, в аквариум нам в инкубатор. Я тебе фотоаппарат принесла казённый, наш. Только плёнку надо купить и батарейки.

- Хорошо.

 

Тут и старуха подоспела:

 

- Мне ничего не надо, разве семян каких-нибудь, или рассаду, цветы там…

- Ага попрусь я с рассадой, меня и в самолёт-то не пустят!

- Ну как знаешь. Я тут тебе кармашки пришила к трусам.

 

Степаныч критически осмотрел творение и вздохнул:

 

- *ЦЕНЗУРА*, но почему на жопе-то? И почему шесть пар?

 

Машка прыснула в кулак.

 

- А как ты хотел, как за деньгами лезть, что люди-то подумают, что яйцо зачесалось? И где ты там стирать-то будешь?

- Ага, жопа зачесалась оно конечно, люди подумают что всё нормально!

- Ну как знаешь. Я тебе покушать в дорогу собрала, там в холодильнике яйца варёные, сала шмат, кура варёная. Утром заберёшь, а то испортится.

- Да кормят там! Это ж не поезд.

 

Ещё раз критически осмотрев вещи в чемодане, Степаныч выкинул оттуда пару шерстяных носков, свитер домашней вязки и кипятильник. Потом подумал, и кипятильник оставил. Ножик, ложку и вилку деловито засунул в дырку рулона туалетной бумаги, а эмалированную кружку без сомнений заменил на гранёный стакан.

Места в дерматиновом чемодане оставалось ещё изрядно. Сунул десять пачек Беломора, потом подумал, и добавил ещё пять.

Ночью не спалось обоим. Раз пять вставал курить на кухню.

 

- У нас крышки для закатывания есть?

- Есть, а зачем тебе?

 

Подождав, пока дыхание старухи стало ровным, Степаныч молча встал, и решительно, с удивительной проворностью закатал три литровые банки самогона стараясь не греметь. Теперь полный комплект. И чемодан полный. Под утро закемарил и приснились ему почему-то негры, в Камазе без стёкол, и кидал Степаныч тавотницу как гранату в танк, и не попадал.

Самолёт вылетал вечером, а днём Степаныч сходил к себе на завод, попрощаться. Мужики по обыкновению сально шутили, но никто не мог знать тогда насколько их шуточки оказались впоследствии близки к реальности.

Загодя приехав в аэропорт Степаныч с трудом избавился от жены провожающей. Там он получил конверт с билетами и ваучерами, на котором было написано «Утапао».

В очереди на регистрацию пристроился к какому-то лохматому парню, и смущаясь попросил подсказать чего-куда, на самолёте, да тем более за рубеж летел впервые. Тот согласился.

 

- Ручной клади нет?

- Какой клади? Переспросил Степаныч

- Только чемодан? Тогда в багаж придётся сдать. С собой в салон только пять кило.

 

Вон у меня, один сидорок, лохматый открыл тощий рюкзак, в котором лежало несколько пачек Беломора, бутылка водки и сланцы.

«Наш человек, работяга небось, папиросы курит» – подумал Степаныч перекладывая в полиэтиленовый пакет из чемодана жратву и банку самогона.

 

- Я всё на месте покупаю обычно, да и выкинуть потом не жалко, чего таскаться-то?

 

«Нет, не наш человек» – опять подумал Степаныч вспомнив про шесть пар своих трусов.

Таможенные и пограничные формальности прошли нормально, за исключением того, что отбрали нож.

 

- На обратном пути заберёте, сказал заёбанный таможенник ничуть не удивившись продуктовому набору в пакете.

- Наконец симпатичная пограничница шлёпнула штамп в девственный паспорт, и пожелала счастливого пути.

 

В накопителе лохматый с хрустом свернул голову с бутылки и предложил отметить переход границы. Отчего ж не отметить, кивнул Степаныч доставая в свою очередь стакан и пару яиц.

В общем, когда сели в пузатый 86 ИЛ пузырь наполовину опорожнился. Всё было в диковинку и неизвестность приятно возбуждала. Пережив взлёт и с восторгом пялясь в иллюминатор Степаныч тихонько матерился от переживаемых впечатлений.

Лохматый переобувшись в сланцы, вновь активизировался. Ну давай дюзнем за эшелон. За эшелон так за эшелон, подивился Тимофей Степаныч железнодорожному термину. Потом пили уже самогон за «миллион на миллион» видимости, под еду, которую прикатила стюардесса на тележке. Часть харчей пришлось припрятать, есть не хотелось уже, а оставлять? Такого Степанычу даже в голову не могло придти.

Бессонная ночь, треволнения и поллитра спиртного сделали своё дело. Степаныч уронил подбородок на грудь и провалился.

Проснулся оттого, что заложило уши. Бодрый голос попросил поднять спинки и пристегнуться, и Степаныч засуетился стараясь чтоб не пролить пристроить ополовиненную банку самогонки с дырками в жестяной крышке.

 

- Не кипешуй, это Карачи

- Чего?

- Карачи, Пакистан. Тут постоим пару часов, и дальше полетим – зевнул лхматый.

- Понятно. Хм, у меня тёща была, царство ей небесное в Пермской области из деревни Карачки. Там и окочурилась.

 

Степеныч, ерзал-ерзал, потом вопросил. Как бы дотерпеть-то до конца, ведь уссусь.

 

- Сейчас уже поздно, как сядем, в конце салона сортир.

- Странно, в поездах на стоянках запрещено… неужто на бетон всё льётся?

- Да нет, выкачивают потом.

- Ясно, значит так с говном и летаем.

 

Лохматый согнулся пополам, и произнёс:

 

- Весело батя с тобой, наверно вместе и поселимся. А то дадут какого-нибудь ботаника, не накуриться, не морковь притащить.

- Да, с некурящим-то конечно сложно. Про морковь спрашивать не стал, мало ль какие там у них правила против овощей.

 

За окошком самолёта была ночь, люди время от времени промелькивали в чужой форме, а то и вообще в ночных рубашках. И с автоматами ещё заприметил. Стало душно.

В общем, опять взлетели, опять накатили, поели, допили, поспали, и проснувшись Степаныч обнаружил под крылом море, ослепительное отражавшееся от него солнце, и острова, и зелень берегов. Лето! Полушубок-то не додумался старой отдать, с досадой покривился Степаныч, теперь таскайся.

Наконец сели. Спустившись с трапа, Степаныч мгновенно взопрел, шапка меха кролика была явно лишней. Пот заливал глаза, и подойдя к автобусу Степаныч не обнаружил в нём ничего, хоть сколько-нибудь напоминающее дверь. Подняв глаза, обнаружил ржущих в окне людей. Среди них и Лохматый.

 

- Хуль вы скалитесь! И пошел туда, куда тянулся народ. Дверь была слева, водитель справа.

 

Ясно, япошка праворукий, сам рассмеялся Степаныч, и во все глаза уставился на поодаль стоящие пальмы ранее виденные только в телевизоре.

 

- Слава Богу, добрался!

 

В небольшой аэропорт аэродрома Утапао набился весь самолёт. Все чего-то орали, махали руками, какими-то бумагами. Степаныч как неприкаянный прислонилсяя к огромному кондиционеру, и снова надел шапку. Замёрз. Голова кружилась, во рту было сухо.

Неожиданно как из под земли выскочил чувак с Полароидом, и залопотал, мистер фото фото давай давай, и было дело нацелился. Степаныч перепугано стащил шапку приглаживая волосы, но опомнился:

 

- Иди *ЦЕНЗУРА* китаёза, чего тут фотографировать у стены, у меня свой есть аппарат в чемодане.

 

«Китаёза» видимо уже много раз слышал это выражение и отвалил.

Тут подскочил Лохматый, и притащил невесть откуда багаж.

 

- Ты чего тормозишь, отец! Давай фотки и паспорт, я за тебя эту байду заполню. Да сними ты шапку, трамбуй в саквояж.

- Не влезет.

 

Степаныч рассупонил чемодан, и стал укладывать туда оставшуюся жратву из пакета. Лохматый молча отобрал у него паёк, и выкинул в урну.

 

- Во-первых, могут не пропустить, (соврал не моргнув) а во-вторых, ты в Тае, забудь про колбасу. Нда, места не прибавилось. Давай сюда чего-нибудь.

 

Степаныч отдал папиросы и оставшиеся две банки самогона. Места хватило как раз в аккурат для шапки, пиджака и полувера. Содержимое рюкзака же Лохматого теперь напоминало багаж спившегося растамана.

 

- Доставай десять баксов.

- У меня нету!

- Как нет, у тебя кредитка чтоль?

- Нет, доллары

- Ну я и говорю доставай десять

- Аа, так бы и объяснил.

 

Степаныч с мучительной физиономией засунул руку за поясницу, и начал там ковыряться. Чертыхаясь выудил свёрнутые бабки, и отмусолил чирик. Купюра была влажная.

 

- Даа, запугали русского туриста… из какой же.. полости ты их добыл… протянул Лохматый. Пошли Степаныч, сдаваться.

- Куда?

- Шутка.

 

Быстро проскочили всю волокиту и выдавились в зал прилёта. Он же зал отлёта. Там толкалось ещё 350 человек на регистрацию на обратную дорогу.

 

- Я хуею с этих русских!

- Ого Степаныч, ты я гляжу уже адаптируешься! Пошли трансфер искать.

 

У выхода стояла высокая дива с изумительным разрезом глаз и юбки. В руках держала листок. «Пальма».

 

- Здасвуйтеее, проходите в наш самый красивый атобус розовый с делфиинамиии..

Лохматый, причмокнул, хорошее начало.

 

- Первое внятное тайское лицо, и сразу ледибой.

- Кто?

- Ну транс

- В смысле?

- Ну мужик в бабу переделанный

- Пидораст чтоль?

- Не заморачивайся, потом объясню.

 

Степаныч до того вывернул голову на диво, что чуть не угодил под мотоцикл переходя дорогу.

В автобусе работал кондиционер.

 

- Ну ты пока охлаждайся, а я пойду пива пошукаю. Степаныч во все глаза озирался рассматривая бунозелёные кусты и мелковатых людей на улице.

- Знакомься. Сингха. Лучшее пиво в этих краях.

 

Тронулись. Степаныч чуть не захлебнулся пивом и вцепился в кресло. Автобус фигачил по встречной. Пережив культурологический шок, вытер испарину. Страна наоборот. Мужики переделаны в баб, зима в лето, дороги шиворот навыворот. Чудеса.

Мимо мелькали пейзажи. Степаныч отключил мозг, чтоб не свихнуться, и тупо потягивал пиво. Где-то слева замелькало море. Это вывело его из оцепенения. Только вчера… а сейчас… и опять отключил мозг.

Наконец начали подъезжать к какому-то городу. Людей, мотоциклов и машин становилось всё больше. К счастью, Камелот в списке выгрузки пассажиров стоял первым, и Степаныч вошел в прохладу отеля. Таких изысков ему видеть не доводилось. В фойе к ним подскочила девушка-блондинка, русская, и затараторила:

 

- Я ваша помощница, на весь срок пребывания. Сейчас вы получите ключи от номеров, приведёте себя в порядок, и я вас буду ждать здесь, в лобби через час. Будем записываться на экскурсии.

 

Степаныч тронул за рукав Лохматого:

 

- Это тоже..полупидор?

- Да нет, это наша, с Тагила

- А что такое лобби?

- Предбанник по английски.

 

 

Поднялись в номер. Лохматый показал как обращаться с дверью. Апартамент казался декорацией из сериала. Степаныч развесил наконец свои манатки в шкаф и разложил тряпьё по полкам. Достал тапочки, тренировочные штаны и футболку с надписью Олимпиада 80.

 

- Да, прикид не фонтан, выходя из ванной, оценил Лохматый. Ну что, погнали менять деньги, да прибарахлимся.

 

Спустились вниз, на рецепшен Лохматый подозвал админа и проинструктировал Степаныча что такое сейф, и как его эксплуатировать.

 

- Это надёжнее, чем карман на жопе. И ещё, ключ надо кидать в эту дырку, когда уходишь. А когда приходишь, запомни три волшебных слова: «сри сри сри», это номер нашей кельи. 333. И ключ тебе дадут. Если не дадут, значит я там.

 

В ближайшей менялке Степаныч поменял сто долларов получив почти четыре тысячи местных батов.

 

- Крестик на бумажке поставь, и потихоньку подсекай, как чего делать. Я с тобой всё время не смогу ходить. Кроме «иди *ЦЕНЗУРА*», выучи ещё пару-тройку слов. Ес-да, ноу-нет, Камелот-домой. Синга-пиво.

 

Поехали одеваться.

 

- А экскурсии, она ж там ждёт.

- Да она заебёт ещё с этими экскурсиями. У тебя чего написано в путёвке? Крокодилья ферма, Бангкок и ещё чего-то. Ну и хватит. Или сам решай. Но переодеть тебя надо обязательно, а то даже тук-туки шарахаются.

 

Запрыгнули в пикап, который и оказался тук-туком, и поехали куда-то. Выяснилось, что в Биг-Си.

Прижимистым мужиком Степаныч никогда не был, и полностью положившись на лохматого младого товарища, как выяснилось по имени Сеня, стал обладателем:

Шорт, нескольких разных футболок, бейсболки, плавательных плавок, модных сандалий с открытой пяткой, солнцезащитных очков и так по мелочи кой чего. Тут же переодевшись, Степаныч стал напоминать стандартного европейского туриста преклонных лет, благодаря седине.

 

- Бабка б меня увидела, и охуела. Вези меня Сеня домой, спать.

- А обед?

- Сил нет, башка сейчас лопнет.

- Ладно, я тебе тук поймаю, Камелот увидишь, жми на кнопку. Водителю отдашь три монетки по десять. Я пока ещё прошвырнусь, и чего-нибудь вкусненького на закуску прикуплю.

- Доехал без приключений, водительский стаж позволял быстро схватывать ориентиры в незнакомом городе. Шофер взял монеты, и вопросительно прогундосил «мани-мани»

- Иди *ЦЕНЗУРА*, ес, ноу, камелот!

 

Тот понял и уехал..

 

- Сри сри сри! За стойкой тоже поняли и выдали ключ.

 

В номере Степаныч, вскрыл банку, хлебнул добрый глоток, занюхал бейсболкой, и помывшись завалился спать.

 

Проснулся он от каких-то звуков, за окном и комнате темно. Прислушался, вроде не по-русски говорят (а говорили буквально следующее)

 

- Be not frightened it has died.

- Why?

- To suck my girlfriend!

- Fantastisch!

- I so cannot!

 

Степаныч нащупал коробок, и чиркнул спичкой. Не сразу поняв, но идентифицировав обращённую к нему голую задницу прошептал:

 

- Сеня, что с тобой! Или ты ебёшь кого?

 

Раздался слабый визг, и потом звук, будто кто-то подавился

 

- Скорей меня

- ?

- Шутка, лежи, мы уже кончаем…

 

Степаныч деликатно отвернулся, и дождался пока они там перестали вошкаться. Всяко бывало в его шофёрской карьере, и плечевых по трассе на своём веку перевидал, но так, чтоб…

Наконец хлопнула дверь, и Сеня зажёг свет.

Слушай, лохматый, имей совесть в конце концов. Я тебе больше чем в отцы гожусь, а ты кого-то прёшь на соседней койке не по русски как-то.

 

- Не обижайся, лиха беда начало, надо ж было отметиться, решил тебя не тревожить, ну не будить же! Я думал и на тебя взять морковку, да подумал, вдруг тебе неохота, или не можешь..

- Как это не могу, зубы все на месте, но я б мяса навернул, или рассольнику лоханку, а не морковь.

- Степаныч, морковка, это девушка, тайка, которую… с которой…

- О как! Нет, Сеня, я однажды привёз триппера, хватит!

- Эх древность, придётся осваивать презерватив

- Гандон!? Да ни в жисть!

- Ну как знаешь, придётся начать с массажа. Одевайся, будет кусок мяса и рыбы. Самое наше время.

- Самогону твоего примем? Я тут ананас притащил.

- Отчего ж не принять!

 

Врезали. По полстакана, закусили.

 

- Хм, совсем другой вкус чем из банки.

- Во-во! С морковками та же *ЦЕНЗУРА*, вроде, баба как баба, но совсем другой цимес. Потом поймёшь.

- И.. не уговаривай. Я этот гандон даже и в руки не возьму!

- Оригинал, любишь чтоб за тобой поухаживали? Сеня заржал.

- Тьфу на тебя.

 

Вышли на улицу, как в парник. Вечер ближе к ночи до неузнаваемости изменил город, в воздухе витала смесь запахов, пробка перед гостиницей была плотнее, чем днём.

 

- Куда идём-то?

- На Вокинг Стрит! В пучину порока и кайфа.

 

По узкому тротуару свернули в неширокий переулок, и пошли мимо рядов мотобайков и макашниц, всё кругом мигало, пело гремело .

 

- Запоминай. Наша улица – Секонд роад. Ей параллельно, мы к ней идём, Бич роад, вдоль моря. Движение одностороннее, потом разберешься.

 

Степаныч почти не слушал, во все глаза таращась по сторонам. Проходя очередной раз мимо какоё-то еды, Степаныч зажал нос:

 

- Как будто кто-то умер, а потом сдох.

- Привыкай, это Тай!

 

Зашли в какой-то ресторан. Прямо через перила Настоящее Море и теплоход в огнях. Сеня назаказывал всякой всячины не отвлекая Степаныча от его прострации.

 

- Ебаные форсунки, дай тебе Генеральный Бог здоровья.

- Что? Переспросил Сеня

- Да так, благостно на душе.

- Пить что будем?

- А что ты то и я.

- О кей, я виски закажу.

 

Принесли кучу тарелок, и квадратную бутылку Ред Лейбла.

Налили, чокнулись. Степаныч крякнул и подняв бокал произнёс:

 

- За латунь!

- Сильно! Лучше и не скажешь! Хоть и не вполне понятно.

- Потом как-нибудь поведаю. ( а про себя подумал, надо будет тем жуликам передачку заслать, ананасов пару штук) А мой-то самогон, покрепче будет!

- Тут ты прав, твой бурбон вне конкуренции

- Сам ты бурбон, балабол, у меня очистка, настой!

 

Так за разговорами, они доели допили, попутно Сеня постепенно втолковывал «чего тут и куда» Степаныч раздобрел, и поглядывая округ себя даже, по-моему, смахнул скупую слезу счастья.

 

-Ну, чего, погнали? Отступись, я угощаю сегодня! Рассчитываясь отвел руку Сеня.

- Пошли в Гоу-гоу!

- Куда?

- Пошли пошли!

 

Не мудрствуя, завернули в ближайшую подворотню, откуда их затащили буквально в мигающую темноту. А там…

Шесты, девочки в трусиках и без, Пару штук сразу облепили Степаныча, что-то лопоча. Тот вырывался, и весь покрылся потом.

Сеня наблюдая тащился. Потом выдернув из объятий вывел Степаныча на воздух. Тот вращая глазами закурил папиросу, ломая спички. Потом затянувшись прикрикнул:

 

- Ну и хуль стоишь! Показывай, где тут гандоны продают?

- ИЕЕССС!!! Не торопись успеется, пойдём прошвырнёмся.

 

Поддатый Степаныч, совсем расслабился, с его лица не сходила блаженная улыбка. А после очередного захода за стойку бара, он вообще перевернул бейсболку козырьком назад.

Так они шлялись по барам ещё часа полтора, после чего в 7-11 прикупили всякой еды и бутылок-банок, не забыв про резину.

Просветлённый Тимофей Степаныч по пути домой в тук-туке обжимал морковку, называя её почему-то Зинкой, а Сеня, с пакетами сидел напротив в одиночестве, переполняясь гордостью за свою миссионерскую деятельность.

 

- Сколько мне ей дать-то потом?

- Триста на стойку рецепшен, и семьсот морковке, подходя к дверям научил Сеня. Держи пакеты, развлекайся. Я пойду мариванну поищу, часика через два подгребу. Удачи!

 

Сонному тайцу Степаныч подмигнул, и хлопнув три сотни об стойку выложил:

- Сри сри сри, и триста за морковь.

 

Морковь изображала саму скромность, а Степаныч почуял себя лет на сорок моложе. Уже в лифте подумал, ну Сенька ушлый конь, какую-то Марию Ивановну побежал искать, всё мало ему…

 

Лирически-медологическое отступление:

Дабы не вдаваться в сферу интимных отношений героев, и залипнуть на этой теме, произведение носит всё таки изначально повествовательно-исторический характер, а отнюдь не эротический, опустим подробности соития и будем придерживаться впредь избегания (по возможности) описаний постельных сцен.

Единственное, что стоит упомянуть, это критический уровень тестостерона в организме Степаныча, и его потребность нагнать упущенное за годы Советской власти, а равно пуританскую деревянность его престарелой супруги.

 

Как и обещал, Сеня прибыл через пару часов, когда дебютная партия Степаныча была с блеском исполнена дважды и потом ещё сольно на бис, на флейте. Наш герой сидел в плетёном кресле закинув ноги на столик, и глядя на подсвеченный голубой бассейн, тихо грустил с бутылкой Баккарди. Его переполняли двойственные эмоции. С одной стороны, он находился в посттравматическом шоке. Нет, со здоровьем было всё в порядке. Травма была душевная. Её можно обозначить в одной краткой фабуле: «Какого хуя я всю жизнь отдал коту под хвост». С другой стороны, чувство вины. Вот вину-то он и заливал.

 

- Степаныч, ты я гляжу на буржуйское пойло соскочил?

- Понимаешь, Сеня, я как посмотрю на свою литровую банку с самогоном, как будто в те старые тапки обуваюсь. Не хочу.

- Понимаю, проходили. Тебе ещё предстоит абстинентный синдром

- ?

- Отходняк, проще говоря, от Тая. Ты будешь готов заложить последнее, чтоб вернуться сюда. И я тебе завидую.

- Я уже хочу вернуться, хоть и суток не прошло.

- Ладно хватит сиськи мять, где твои «старые тапки»?

- Веришь нет, выкинул *ЦЕНЗУРА*, как только проводил Ли

- Ого, вы близко познакомились! Я самогон имел ввиду.

- Самогон в холодильнике. Познакомились, мы с ней говорили долго… телефон вон на пачке записан. Позвонишь ей завтра?

- А сам-то чего, улыбнулся Лохматый, вы ж говорили!

 

Степаныч только вздохнул. Чокнулись, помолчали.

- Ты свою Машку-то нашёл?

- Кого?

- Ну эту, Марию Ивановну

- А, да, взял пакет. Сеня вытащил полиэтиленовый квадратик с «ручейком» застёжкой.

- Это что?

- Трава

- Семена?

- И семена там есть

- Надо будет бабке взять, в палисадник.

- Это Степаныч для курения трава

- Ты наркоман?

- Нет. Я, не буду читать лекций, а от тебя выслушивать нотации. Это Тай.

- Да дело твоё, травись.

Сеня уже начал засыпать, как вдруг Степаныч спросил:

- Дашь попробовать травы своей?

- Да Тимофей Степанович, торкнуло тебя сегодня не по детски…

- Это Тай… устраиваясь поудобнее сказал Степаныч, и вырубился как двадцатилетний.

 

Утром Сеня проснулся в хорошем расположении духа, и обнаружил Степаныча на балконе, где тот делал зарядку, ухая и фыркая.

«А мужик-то ещё хоть куда!»

Пошли на завтрак.

- И чего, жри сколько влезет?

- Гавно вопрос!

- И никто не *ЦЕНЗУРА*?

- Только с собой нельзя.

- Даааа, столовая что надо, сказал Степаныч ставя перед собой две тарелки наполненные едой с горой.

Сеня попивая кофе, наблюдал за попытками Степаныча всё умять.

- И если недоешь, никто тебя не осудит…

- Всё. Больше не могу. Гады, нет чтоб поставить тарелку с кашей, и стакан чая.

 

А планы на день были такие. Сеня ушёл дальше спать, Степаныч, в свою очередь, натолкнувшись в лобби на гидшу, засобирался в парк миллионолетних булыжников и крокодайловую ферму.

Там он извёл поплёнки ни разу сам не прикоснувшись к фотоаппарату, вручив его какой-то девчушке. Снимки из серии «Я у пальмы» «Я кормлю крокодилов курятиной» «Я сижу рядом с живым тигром» «Я сижу на крокодиле»» «Я ем крокодилятину» «Я покупаю всякую *ЦЕНЗУРА* в сувенирном ларьке» и напоследок «Я чуть не наебнулся на ступеньках автобуса».

 

Вернувшись в гостиницу Степаныч обнаружил записку «Уехал на Джомтьен загорать, буду часа в 4» , решил и сам окунуться в море, впервые в жизни. Что и осуществил. Прогулявшись на городской пляж, побултыхался, выпил пива, добил плёнку: «Я около моря» «Я в море» «Я с каким-то тайцем» который конечно оказался китайцем, ибо их как привели толпой, так и увели под конвоем. Подмывало его и на мотоцикле прокатиться, да побоялся. Решил потом у Сени инструктаж получить. Зато немного покрутил педали «гидропеда», как его метко окрестила некая тётка 68 размера обмазанная кремом словно тушка курицы перед духовкой.

Поняв, что сгорает, Степаныч оделся и побрёл куда глаза глядят. А глядели глаза во все стороны одновременно. И наткнулись на нечто, что не могло не привлечь внимание. Стоит джип. С открытым верхом. Красивый, как в кино. А из под джипа торчат грязные ноги. И так наклонялся, и эдак, потом не выдержал, подстелил разорванную коробку и полез. Не удержала шофёрская душа от корпоративной солидарности. Ошалевший таец от возникшего ниоткуда фаранга попал себе молотком по пальцу.

- Ну что ж ты делаешь, нехристь! Переебать бы тебе этим карданом по хребту!

Степаныч ловко произвёл все необходимые манипуляции.

- Так, ты теперь держи снизу коробку, а я там наверху. В общем, не углубляясь в детали, Степаныч ещё часа полтора руководил процессом. С механиком понимали друг-друга интуитивно. Когда в очередной раз он вылез из под машины, обнаружил, что за ним наблюдает с десяток пар любопытных местных глаз. Среди них был прилично одетый таец с двумя телефонами, явно начальство.

- Ну чего пялитесь, заводи!

«Начальник» что-то спросил, Степаныч понял только слово толи фром, толи хром.

- Вижу что хромированная, как перила в борделе, а клапана надо регулировать!

Тот улыбаясь закивал, и сложил руки лодочкой у груди.

- Ладно уговорил, попозжа приду, меня Сёнька ждёт, уже четыре часа на дворе.

«Начальник» махнул рукой, и подозвал мотобайк с водителем в красной жилетке. Пригласил, садись мол! Степаныч вытирая руки ветошью, вот за это спасибо, подбросите до дому.

- Камелот!

В номере, Сеня лежал в клубах дыма, и смотрел телевизор.

- Фу тряпками, какими-то воняет!

- Пошли Степаныч, обедать, я тебя познакомлю с супом Том Ям.

В небольшой кафешке, вытирая слёзы и сопли Степаныч, запивая пожар пивом матерился:

- Ебаные папуасы, как же они его жрут? Им же можно аккумуляторы заливать вместо электролита. Но вкусно.

Потом рассказав Лохматому про свои похождения, уговорил его вернуться, к джипу.

- Степаныч, тебе делать что ли *ЦЕНЗУРА*? Ты хоть помнишь, где это?

- Помню, там напротив голая баба над крыльцом и написано «GO» Степаныч неумело на салфетке нацарапал две буквы. Да тут недалеко, пять минут на мопеде ехали.

- Нда, ориентир просто уникальный. Ну пошли, кулибин.

Я уже говорил, с ориентированием у Степаныча было всё в порядке, и двигаясь от пляжа, они пришли к рентовальной конторе. Степанычу обрадовались как родному. Ещё бы, головка блока была снята, и вокруг капота собрался консилиум.

- Ну-ка черти, чего тут у вас?

В общем, пока они ковырялись в машине, Сеня успел поговорить с управляющим, и выпить предоставленного пива. Всё, готово вроде, прислушиваясь к движку и вытирая пот сказал Степаныч.

- Ну ты монстр! Эта трахома у них уже три месяца не фурычила! Тебе разрешается взять её бесплатно в аренду на три дня, только бензин за свой счёт. Я так думаю, тест драйв, не просто халява. Видимо с расчётом, что продиагностируешь, чего там ещё надо ремонтировать.

- Да я и прав-то не взял, и на праворукой не ездил, да движение не такое, даже и не уговаривай!

- Степаныч, ты вроде и презерватива до вчерашнего дня не держал?

- Ха, сравнил *ЦЕНЗУРА* с коленвалом! Там я если и обмишурюсь, то только сам. А здесь, и тебя угроблю и себя, и этих пешеходов косорылых с десяток до кучи.

- Права не нужны. Поехали, потренируемся, я тебе подскажу.

- Подсказывальщик, сам-то водишь?

- Только мотобайк… но правила уразумею

- Подведешь ты меня под монастырь, Сеня. Ну чего стоишь, *ЦЕНЗУРА* за плёнкой для фотопарата, мужики-то охуеют в гараже.

(А сам, холодея от предвкушения приспосабливался в кресле, поправляя зеркала)

Сёма молнией метнулся в контору, чего-то там оформил, и запрыгнув на пассажирское кресло скомандовал:

- Ну что по бабам?

- По хуябам! Заправиться надо сперва, и помыться. Я потный как сплошная подмышка, и грязный.

Как скажешь, шеф!

--------------------------------------------------

В принципе, доехали нормально, за исключением того, что Степаныч пару раз включил дворники вместо поворотников, и рефлекторно, на светофоре прикурив беломорину бросил спичку Сене на колени, и потом туда пепел стряхнул. У отеля Степаныч заглушив двигатель оттёр пот:

- Вся жопа мокрая, переучиваться-то! Машина конечно красивая, спору нет. Но, сдаётся мне, пустышка. Слабовата. Не думаю, что сильнее УАЗика нашенского, да и передок-то туфта! Нету!

- Степаныч, дарёному коню и кобыла невеста! Пляжный джип, морковь возить и фотографироваться. Это тебе не трубы возить в длинномере.

После недолгого моциона, прихватив деньжат и фотоаппарат, Сеня со Степанычем выехали в южном направлении. По пути залив горючего, Лохматый решил ознакомить своего «напарника» с окрестностями, и провести мобильную рекогносцировку, что и как изменилось в ландшафте с момента прошлого посещения Паттаи.

- Сейчас направо, и ориентируйся на ту башню.

- Телевышка?

- Нет, гостиница, форсу много, а толку мало. Вокзал-вокзалом. Народу дофига, из них половина наших. Одно что аквапарк, да и то, ниже среднего, проходной двор. Пойдём наверх поднимемся, вид замечательный.

Заплатив, поднялись на смотровую площадку. Степаныч по обыкновению всучил фотик Сене, в итоге свои «Я в лифте» «Я на верхотуре» получил. Там привязывали кого-то в подвесную систему, но Степаныч наотрез отказался, мотивировав тем, что от высоты у него яйца сводит судорогой. Аргумент про гандоны не сработал. Так и спустились как инвалиды в «стакане».

- Ух, ты! А это что за сваезабивалка?

- Это машина для делания абортов.

- Да ну!

- Точно тебе говорю, садится туда баба, скажем беременная от нескольких минут, до нескольких месяцев. Её подкидывают несколько раз, и всё. Как не бывало. И ещё долго не будет.

- А мужики? А у мужиков член делается на несколько сантиметров длиннее. Но тоньше. И пломбы с верхних зубов вылетают.

- Балабол!

Степаныч постоял около аттракциона, потрогал языком мост на верхней челюсти за который два ЗИЛа отсева привёз соседу по приусадебному участку, и решил не рисковать.

- Поехали Степаныч искупнёмся, благо солнце садится, и куда-нибудь завернём поглубже пожрать. От толпы подальше.

- Показывай.

Поскольку сравнить было не с чем, вода южнее Джомтьена показалась нашему герою верхом кристальности и тёплости. Сидя в полосе прибоя, зажав мундштук папиросы, Степаныч тоном прожженного морского волка выдал:

- Зимой здесь наверно шторма…

Сеня захлебнулся пивом, и апеллировать не смог.

 

Проезжая мимо полей для гольфа, Степаныч, сострил:

- Нам такой хоккей не нужен!

- Это…

- Да знаю, чай не по пояс деревянный, ящик иногда гляжу, куда теперь?

Остановились у небольшой забегаловки (где-то в районе Лотуса, как я понимаю). Тут Тимофей Степанович Павлов мягко говоря *ЦЕНЗУРА*.

- Сень, а Сень, они что ж это жарят-то? Держите меня трое я сейчас обуглюсь. Неужто…

- Это всякие насекомые, кузнечики и прочая живность. Нормально с пивом.

Сеня с молчаливого согласия «повара» взял одного и захрустел закатывая глаза якобы от удовольствия.

Степаныч перекрестился.

- Ты со мной с одного стакана больше не пей.

Отошли на пару метров, и Степаныч развернулся. Давай, фотографируй. Получился снимок «Я стою рядом с тем местом, где жарят тараканов и потом их жрут»

- Представляешь Сеня, приношу я летом бабке сковородку жаренного колорадского жука на постном масле. И всё. Считай отмучился.

- В смысле вдовец?

- В смысле мёртвый труп. Мотыгой по кумполу.

- Ага, или клиент психушки.

Так, за разговорами они встретили темноту сидя в ресторанчике по вентилятором и поглощая неведомый Степанычу сифуд.

-------------------------------------------

Подвалила подгулявшая компания, русскоязычного характера. Сеня недовольно покосился. Степаныч, ударился в немудрёную философию:

- Вот я ведь раньше как думал, заграница это где-то на другой планете, телевизор показывает красивую жизнь, или наоборот войну. Америка там, Япония, ИзраИль. Я не силён в политике, но всё-таки казалось, что мы нормально живём. Богатые появились, мерседесы. Но они раньше тоже были, чиновники всякие, партийные в горкомах-обкомах. И сидели мы на своих печках, заткнувшись. А оно совсем по другому…Непонятно, за что досталась такая херота. Тут можно круглый год картошку сажать и выкинуть батареи с валенками.

- Степаныч, каждому своё. Кончай думать. Пей пиво.

- Хорошо вам молодым…

- Поехали, омолаживать тебя буду. На массаж.

Массаж это хорошо, вспоминал профилакторий Степаныч, где ему мужик похожий на мясника мял спину, вечную проблему шоферов. Но заведение, куда они прибыли меньше всего напоминал лечебное учреждение. Да вообще ничего похожего не напоминал, разве что витрину. Столики, стойка бара и за стеклом… десятка полтора морковок как на небольшой трибуне, ступеньками. И все под номерами.

- Ну, выбирай себе массажистку. Какая понравится.

- *ЦЕНЗУРА*, да они все гарные. Ты мне помоги, чтоб спину, и шею умела.

- Они все всё умеют.

- Тогда вон ту, номер два.

- Хм, она на индуску похожа, одобряю.

- Да нет, у меня номер квартиры второй. Вот и всё.

- Оригинально.

- Только ты её объясни, чего и как ладно?

- Нет уж Степаныч, отправляю тебя в самостоятельное плавание. Если захочешь дополнительные услуги, будет дороже, имей ввиду.

Так они и расстались. Степаныча увели в нумера.

 

Сеня тем временем спустился от Сабаи к пляжу, где уже почти в темноте раскурил джойнт. Расслабленный и альтруистически-снисходительный (а именно так на него действовала трава), он откинулся на пассажирском сидении джипа вяло отмахиваясь от морковок и иных представителей ненавязчивого сервиса.

 

Вскоре нарисовался и Степаныч. Морда красная. Руки дрожат.

- Ну как?

- Предупреждать надо! Бросил назад мокрые трусы, и рассказал нижеследующее:

Заходим мы значит в комнату. Красота. Пигалица эта давай там с ванной ковыряться. Ну, думаю, гигиена прежде всего, жду в трусах. Она меня тянет, дескать залезай старая обезьяна, в ванну. А ей говорю, иди в жопу, я сегодня уже два раза мылся. А она настаивает. Ну полез. В трусах. Эта смеётся. Давай их с меня стаскивать. Подчинился, вроде как врачу-то виднее. А она, меня мыть начала, будто я сам немощный! Стыд какой, намыливает, а я того, корень пустил. Вот думаю, облажался! Благо пены много. Так слушай, она гляжу, сама ко мне лезет. Ну нихрена себе удивляюсь, медицина как тут скакнула в Тайланде! И сама давай мыться. Чудно! Потом, вылезла, в тазике взбивает пену, я помаленьку успокаиваться начал. Матрас бросила надувной. Зовёт, ложись. Я срам прикрыл, вылез, лёг, лежу на пузе...

И тут как начала она по мне ездить, ну прям словно маршрутка по Сибирскому тракту. Туда-сюда, туда-сюда. Всем телом. Всем… всеми прелестями. Я поначалу тоже вроде скользил. Потом опять корень пустил. Вроде притормаживать им начал. Но чую, ещё так поторможу минуту, и отдуплюсь. Только сознание начал терять, говорит переворачивайся. А куда деваться? Перевернулся. Она посмотрела на это дело и говорит (я так думаю), мол чего ты тут выставил свой шатун? Ну и опять значит давай по мне гонять. А сильно-то не разгонишься! Мешает якорь-то, етит твою мать! Я уже начинаю злиться, но как-то не сильно. Эта масажорка, вроде остановилась, и спрашивает что-то. И ухватила меня за… Тут я уже всерьёз, зверею, говорю дескать, мы тут чего массаж хуя делать приехали, или где? А она знай наяривает, стыдно вспомнить… И опять чего-то спрашивает. А я чего… как обычно и отвечаю, иди *ЦЕНЗУРА*, ес ес ес ноу камелот. Как заклинание, только сказал и кончил. Странно, но она обрадовалась сучка. Мяучит что-то, в ухо. А мне вроде уже и не надо ничего кроме нитроглицерина, ни массажа, ни мяу-мяу еёного.

Опять помыла она меня. И всё. Дал я её ещё триста. Она показывает, мол, я к тебе в Камелот. Нет, говорю, в Камелоте я и забесплатно подрочу. Нихт шиссен. Цурюк. Вот и весь массаж. Спасибо тебе Сеня, порадовал старика. Облажался по полной программе. Лучше б я выеб её.

Сеню пробило. Он по укурке так ржал, что всерьёз обеспокоил Степаныча своим поведением.

- Смешно тебе… а мне не смешно.

- Степаныч, лучше помолчи, а то обделаюсь.

- Я уже обделался, твоя *ЦЕНЗУРА* очередь, крутя баранку, бормотал Степаныч. Куда ехать-то?

- Давай посидим где-нибудь, пива выпьем подумаем, как завтра распорядится временем.

Заехали где потише, сели за стойкой. Не успели им пива налить, тут же подлетела морква. Сеня отмахнулся:

- I love the friend good-bye!

Те отвалили

- Чего ты им сказал?

- Да, послал подальше!

- Научи меня как это надо говорить!

- Нет, Степаныч, ты не запомнишь, я чего-нибудь покороче вспомню потом.

Итак, думали они думали, бутылки по три.

Потом осенило Сеню:

- Я ту надысь на Таньку натолкнулся… в лобби. Она мне парила Канчанабури на завтра на два что ль дня.

- Качан чего?

- Это местечко такое, там америкосы в войну мост строили через реку Квай.

- Ну и чего там мы не видели? Мостов?

- Там природа охуительная, слоны катают, по реке можно на плоту, я был в позапрошлом году.

Слоны убедили Степаныча, он представил фото «Я у слона», «Я на слоне» «Я на слоне на плоту проплываю под мостом». Из иллюзии его выдернул Сеня:

- Вот я и говорю, зачем нам платить деньгу, мы и так позажигали тут за два дня немало. Пристроимся за автобусом, и бесплатно доедем.

- Бесплатно… а в бак тебе слоны ссать что ль будут? Далеко это?

- Да вёрст 350, не меньше. Так, за путёвки она хочет с нас состричь по сотне, вроде, баксов с носа.

Сеня попросил у бармена калькулятор, и что-то там заколотил.

- Нет, Степаныч, как ни крути, а один хрен дешевле на машине.

- Расходы пополам, не знаю, как там будем гулять, но сдаётся, что стольник на всё про всё хватит.

Ладно, ещё по пиву, и спать. Уговорил, чёрт языкастый.

- А морковь?

- Какая морковь, у меня масло в домкрате высохло.. морковь. Ты не сравнивай!

- Ну спать так спать.

По пути Сеня попросили притормозить у магазина, и вернулся с какими-то флакончиками.

- Это чего за *ЦЕНЗУРА*? Боярышник какой-нибудь? В номере пойла ещё навалом!

- Сам ты боярышник! Это масло для твоего домкрата, дарю. Пару на ночь, и будешь спать только на спине. Витамины!

- А бабке моей поможет?

- И бабке поможет и дочке, и внучке и жучке. Только зимой не рекомендуется, у нас. Одеяло оттопыривает, мёрзнуть будешь по ночам.

- Балабол. (а сам подумал, надо дочке взять, на курс лечения, может раздраконит её мембрану)

Когда подъехали к отелю, Степаныч отправил Сему наверх, а сам скрылся в темноте. И не было его, часа полтора. Поднялся весь довольный.

- Чего сияешь, как джипов кенгурятник?

- Да проехался тут по округе, литров тридцать нацедил. Непуганые, баки не запирают.

- Однако!

- Хе, хитрого чалдона не объедешь на кривой лошади!

 

Треснув по полстакана запили витаминами. Улеглись. Степаныч чувствовал себя действительно помолодевшим. Это Тай… И захрапел.

 

Как известно, человек предполагает, а Будда располагает. За завтраком, Степаныч умял фруктов разных ананасов да арбузов нарезанных аки буженина ломтями без костей. И решив на дорогу не наедаться, запил это всё водой обильно из холодильника, из бутылки закрытой пробкой, ностальгически закатанной по советски. И прошибла его диарея. Сеня философски не психовал, но пробежался по этажу, по туристам, с целью спросить иммодиума, или какого другого говноостанавливающевого средства. Там, он разговорился с парой земляков, которые собрались было на Самуй, но обломались с авиабилетами из Утапао, и будучи уже многократно в Тае, не стремились проводить время по стандартной схеме. Сеня поделился своим планом поездки на машине за автобусом, на что соплеменники, воодушевлённо начали напрашиваться в попутчики, мотивируя своими знаниями маршрута. А то дескать, будете за басом тащиться по жаре, останавливаясь то пожрать то поссать, то в Бангкоке полдня потеряете…

Мало того, они брали и расходы на себя, кратно затратам, и на обратном пути не возвращались, а собирались на паровозе ехать на север страны. И имели ещё и Лонели планет, и атлас.

Пока Степаныч метал фруктовую икру, автобус, разумеется, уже уехал. Теоретически его можно и нагнать, но должный экспириенс отсутствовал. Как и карта. Именно поэтому, чувствуя вину, он не стал сильно залупаться относительно попутчиков.

Затарившись по пути необходимым, выехали.

Степаныч чувствовал себя пока ещё неважно, и уступил руль новому товарищу, сидя на пассажирском сидении. Ноги его рефлекторно сучили, а руки хватали воздух вместо руля.

Автобус они обогнали как не странно, около Камелота.

Дело в том, что эта ебанутая система, когда собирают туристов в поездку из нескольких гостиниц, у каждой маринуясь по 15 и более минут, дала свои плоды.

Из Камелота бедолаг забрали первыми, и двигались на север, дальше со всеми остановками. Часа почти через два, выяснилось, что забыли забрать какую-то тётку аж из Джомтьена. Вернулись.

Тётку сначала ждали, потом искали, потом куда-то звонили. В общем не нашли.

К этому моменту Камелотцы уже созрели. Они, как это водится у советских людей, написали коллективную жалобу (кому *ЦЕНЗУРА* нужна их жалоба?), и закончили свой путь там же где и начали. В лобби.

 

Вынужден заметить, в качестве отступления, что денег им разумеется так никто и не вернул.

Им «великодушно» предложили рыбалку, на следующий день. Где они качественно заблевали весь баркас, сгорели до цвета обезьяньей жопы, и утопили видеокамеру.

Таня, в лобби Камелота с тех пор больше не заходила. Вместо себя присылала какую-то тайку, которая тупо сидела каждый день с 15 до 17. Пока её не выебли за 500 батов братья близнецы из Сыктывкара.

Причём один из братьев прятался, и ради экономии клонировался потом из шкафа.

Девушка, увидев сюжет из матрицы окончательно забыла русский язык, и подвинувшись рассудком, уехала автостопом в родную Удотхань.

 

Ну так вот. Наши герои до выезда на нормальную дорогу тащились за автобусом, а потом уже оторвались. На удивление, трахома бежала относительно резво, больше 100 впрочем и не хотелось разгонять. Пекло не так сильно, и вскоре замаячили пригороды Бангкока. Влив в себя пива, и перекурив, решили мегаполис объехать и почти не заблудившись продолжали двигаться в заданном направлении.

За руль пересел Степаныч, и распугивая мотобайкеров, он терял с каждой милей, по полфунта живого веса.

 

- А где бы здесь приобочининиться?

- Чего, опять на клапан давит?

- Да нет, мелкая нужда.

 

Впрочем, обочины конечно не существовало. отбойник, и за ним, как пропасть.

Сеня уминая джойнт резюмировал:

 

- Заголовки в утренних газетах: «Русский турист вышел поссать и наебнулся с эстакады убив своим туловищем двух мотоциклистов». Или нет, не так. «Смерть на объездной. Очередная жертва простатита».

- Давай-давай, *ЦЕНЗУРА*-*ЦЕНЗУРА*, сейчас высажу на автобусной остановке мелочь клянчить…

 

На очередной развязке Степаныч поджав мошонку чуть не угробил опять кого-то в «тихом» крайнем левом ряду, и пришёл к выводу, что он здесь уже проезжал. Вождение удовольствия не приносило.

 

- Всё, больше не могу.

 

Отказавшись от своей роли, и расслабившись на заднем сидении Степаныч применил старый как мир способ откосить. Достал пузырь рому, и сделал внушительный глоток. И чего, это означает, что ты не можешь больше ехать в командирском кресле?

 

- Это означает, что лучше б мы ехали в автобусе и осматривали окрестности. А то спросят меня, как тебе Степаныч, город-герой Бангкок? А я что отвечу, что кроме разметки, и этих самоликвидаторов на мотоциклах ничего и не видал.

- А вот это идея! А не заехать ли нам на обратном пути в сей славный город?

- Туда сначала доедь…

 

Долго ли, коротко ли, наконец приехали в Канчанабури. Наскоро перекусив, двинули непосредственно искать пристанище, любуясь окрестностями.

Два «внезапных» попутчика, решили искать себе чего-нибудь побюджетнее, и оговорив на послезавтра место стрелки отвалили. Степаныч пристроился за каким-то рафиком, и в итоге подрулил к месту обитания.

 

- Деревня деревней, - резюмировал Степаныч закуривая папиросу.

- Нам того и надо!

 

В итоге вписались в двухместный домик со всеми удобствами практически на берегу.

 

- А интересно, рыба здесь есть?

- А то! И крокодилы!

 

Степаныч недоверчиво покосился на Сеню, но проверять не стал. Пошли перекусить местной едой и осмотреть окрестности. Народу было порядком. По пути Сеня углядел точку, где заказал на завтра вожделённых слонов. Степаныч, в кафешке, всё держался за голову. Давление. Не долго думая, взяв в очередной раз на себя обязанности фарм-курьера Сеня смотался за таблетками.

 

- А чего такие здоровые? – недоумевал Степаныч давясь чуть не пятикопеечными пилюлями, для надёжности приняв пару штук.

 

Сеня лишился дара речи.

 

- Степаныч, их надо в воде растворять!

- Предупреждать надо! – сдавленно прорычал Степаныч и употребил хороший глоток пива.

 

Последующие четверть часа Степаныч менялся в лице перманентно от красного до синего полным спектром.

 

- У меня как будто там мандавошка заблудилась! – жаловался Степаныч стараясь бесшумно отрыгнуть

- Это таблетки бьются о стенки желудка!

- Сейчас мои руки будут биться о стенки твоего своречника, доктор *ЦЕНЗУРА*!

- А голова-то прошла?

- Не до неё.

- Степаныч, а ты газы травишь с обоих отверстий? Говорят, когда скотина обожрётся клевера, её раздувает, и протыкают брюхо чтобы спустить газы.

 

Сеня благоразумно отбежал на пару метров против ветра опасаясь взрыва.

 

Вечером, благодаря ушлости Сени, нашли «свою» группу, с Танькой во главе и отметились на стандартном пункте программы связанном с мостом через реку Квай. Ну всё что положено по списку.

В силу известных причин, останавливаться на этом не буду. Не видел.

 

Утречком, опохмелившись выехали вверх по течению. В смысле ехали по суше, но вектор именно тот. Джунгли, деревни, и прочие прелести заставляли работать фотоаппарат, находящийся разумеется в руках Сени. Степаныч получил десяток снимков «Я еду к слонам»

По программе сначала был «рафтинг». Всё хорошо, но на плоту Степаныч предпочитал стоять на четырёх конечностях. «Я раком на плоту лечу по горной реке а вокруг джунгли»

 

В конце концов, момент истины. Слоны.

 

- Когда у нас с территории базы выезжают машины, с подобной эстакады охрана проверяет соответствие железа согласно накладным. – поджидая своего слона резюмировал Степаныч

- Вот за что я тебя уважаю, так это за образность сравнений – оценил Сеня забираясь на свою (дальнюю от старта) сторону седалища.

 

И только было собрался щёлкнуть «Степаныч усаживается», как обнаружил, что собственно Степаныча нет. Он провалился в щель между слоном и подмостками, кратко хрюкнув в процессе полёта. Увидев ноги животного, наш герой материализовался уже опять наверху.

 

- Быстро ты!

 

Погонщик вломил слегка *ЦЕНЗУРА* элефанту и они тронулись.

Смущённый посадочным позором, Степаныч, словно опрадываясь рассказал очередную телегу:

Есть у нас в гараже слесарь один, Клиренсом его зовут. Так вот, поехал он однажды на поминки к тёще в Косулино. В смысле тёща ласты склеила, её и поминали. Ну а у нас платформа есть прям в городе, электричка, значит, останавливается, высокая платформа. Он с платформы-то сошёл, а в электричку не пришёл. Не попал. Поминки-то были на девять дней, Клиренс ещё от похорон не отошёл. На радостях оно всегда легче пьётся. Ну так вот. Баба-то евоная за ним шла. Глядь, и нету. Провалился. Она не дура, кричать не стала. Подождала пока электричка уехала. Наклоняется она с платформы, чтоб останками полюбоваться, а он сидит на корточках у стеночки прижавшись и с горла водку хлещет, скотина. С собой четвертинка была. Так на поминки и опоздали. Пока следующей дождались электрички… А ещё случай был, у нас в доме культуры, ещё при Брежневе, там товарищеский суд проходил над кладовщиком-коммунистом. Пятнадцать лет умудрялся недостачу скрывать, ковш от экскаватора *ЦЕНЗУРА*. Так вот, Герлиц, кладовщик этот от волнения поднажрался, и по дороге на «скамью подсудимых» на сцену, наебнулся в оркестровую яму. Сломал восемь пюпитров, и переднюю ногу. Председатель парткома кинул вдогонку в него графином, но не попал. Из партии исключили. Он уехал в Израиль потом как репрессированный, сейчас, говорят, музыкальный редактор на телевидении.

 

Сеня еле держался на лавке.

 

Обратно, забурившись в вагон, герои повествования по чугунке вернулись на «базу» Ну по мосту приснопамятному проехали, понятно дело. Чего про него рассказывать, и так все знают. Решили переночевать, утром заправиться и двигать…

 

Поутру, забрав зелёных с бодуна Паттайских попутчиков Степаныч вырулил в сторону Бангкока. Конкретного плана никакого не было, всё по ситуации. На выезде заправились.

Пока ехали, совещались. Попутчикам надо было на север двигаться, по железке, и их целью был вокзал. Сеня, в свою очередь планировал показать Степанычу город со смотровой площадки Байка, ну и по стандартной схеме, по каналам прокатиться, пошопиться, попутно обозреть какие-нибудь достопримечательности, впрочем, относительно последних, были сомнения, насколько интересно будет старому шоферюге париться по дворцам храмам ступам и прочим лингамам.

 

Относительно передвижения. Решено было бросить авто где-нибудь на выезде из мегаполиса, чтоб не наживать геморроя с трафиком и блужданиями. Вписаться куда-нибудь, чтоб бросить шмотки, и переночевав выдвигаться в Паттаю, тем более отпущенный срок использования автомобиля истекал уже.

 

Когда въехали в пригороды, несмотря на выходной и утро движение было просто безумным. В пробках долго не стояли, но движок ощутимо грелся, Степаныч дёргался, потел и матерился. Попутчики не выдержали, и попрощавшись соскочили, пропав как в водовороте.

 

- Всё, я так больше не могу. Где будем машину ставить, чтоб найти её потом?

- Где ни будь приткнём!

- А лыжи ей не приделают? – беспокоился Степаныч

- Да не должны…

 

Тупо куда-то ехали, и мыслей не возникало. Сеня почесал репу, и скомандовал стоп.

- Есть идея. Нужен проводник.

- Давно б так, а то у меня рак мозга уже!

 

Поймали буквально за шиворот какого-то щуплого мотоциклиста в чалме. Индус видимо. Сеня ему растолковал, чего требуется. А требовалось ехать впереди джипа и рулить на Каосан роад. Тот, подогретый полтинником батов, перспективой получить столько же по прибытии, согласился.

Степанычу, в свою очередь предстояла гонка с преследованием.

 

- Не потеряешь лоцмана?

- Кого?

- Ну, этого, Сусанина.

- Да не должон, у него там на майке на спине *ЦЕНЗУРА* нарисован, особая примета.

- Это не *ЦЕНЗУРА*, а хобот. Это божество индуистское, не помню как называется!

- Да какая разница, я вижу, что у этого убожества *ЦЕНЗУРА* вместо носа.

 

Поехали. Степаныч проявлял просто чудеса. Он вперился взглядом вперёд как Талалихин. Его профиль был прекрасен. В потоке драйверы просекли, что надо быть поосторожнее. На развязке вдруг ведущий пропал.

 

- Где он сука?

- Вот он сзади вроде, пропусти его.

- Съебаться решил хуеголовый! Не пройдёт!

 

Степаныч устремился за мотобайком, как сапсан за куропаткой. Тот вдруг начал петлять. Он перемещался из ряда в ряд, непрерывно оборачивался, чалма крутилась. Заехали в совсем уже какие-то закоулки. Там индус бросил мотоцикл и скрылся в подворотне.

 

- Ах ты ж падла!

- Степаныч выскочил, не открывая дверь и бросился в погоню.

 

Сеня в неведении остался в машине.

Не прошло и пяти минут, как показался Степаныч победно махая купюрой над головой.

 

- Наебать решил, козлина! Захожу, а там их как тараканов! А наш, ветошью притворился, в гамаке, типа спит. Я ему говорю, деньги давай скотина!

- По русски?

- А как ещё? Ну показал пальцами (потёр) Чуть не заплакал он смотрю. Отдал.

 

Степаныч протянул измятую ассигнацию, победно надуваясь.

 

- Поехали другого искать!

- Степаныч, я ему не сотню давал, а полтинник…

- Да какая разница, нечего обманывать.

 

Развернулись, поехали в обратном направлении, в сторону «большой дороге». Не успели проехать и квартал, как им навстречу показался….запыхавшийся индус, на мотоцикле в хуеголовой футболке. Он что-то кричал и размахивал руками, объясняя что-то Сене.

 

- О кей, о кей!

- Поехали Степаныч, не того зайца ты загнал в нору. Этот отстал от нас, еле догнал. Ругается! Уже думал не найдёт.

- Во *ЦЕНЗУРА*! А тот тогда кто был? У них мода видать, с *ЦЕНЗУРА* на майках ездить…

- Силён ты! У индуса, выщемить сотню! Впрочем, он наверное обосрался не по детски, за ним фаранги гонялись всё таки!

- Нечего прятаться… все они, на одну рожу.

 

С грехом пополам приехали на Каосан. Рассчитались с путепоказчиком, и не долго раздумывая поселились в гестхаусе за десять бакинских. Возле него договорились и машину оставить до завтрашнего утра.

 

Наскоро ополоснувшись, привели себя в порядок, поменяли стольник зелени и выдвинулись уже на своих двоих.

 

- Ну и куда мы теперь?

- На самую высокую гостиницу, помнишь видели торчала там?

- Пожрать бы не мешало…

- Там и подкрепимся.

 

Поймали трёхколёсный тук-тук.

 

- У нас раньше такие мотороллеры всякую хрень возили, помнишь?

- Да застал немного.

 

Ехали недолго.

 

- Ну и куда ты нас привёз? Не надо магазина никакого… Ладно, пять минут. Пойдём Степаныч, поможешь своему коллеге, ему причитается, за то, что он клиентуру привозит.

- Я вообще-то ничего из драгоценностей не собирался покупать!

- И не надо

 

Потусовавшись ради приличия в ювелирке затарахтели дальше. Воодушевлённый бонусом туктукер заставлял бить адреналин изо всех пор.

 

- Дааа *ЦЕНЗУРА*! Это тебе не колхозный рынок – протянул Степаныч, придерживая бейсболку. Над ним нависала каменная громада отеля «Байок»

- Сеня, понимаешь, мне никто не поверит. Точнее, я не смогу рассказать это так, чтобы поверили. –продолжал вещать Степаныч поднимаясь в лифтах.

 

Нетипично, но дымка смога сегодня была не такой плотной, и со смотровой площадки Бангкок просматривался прекрасно. Только когда площадка сделала первый оборот, Степаныч смог говорить. Сеня тем временем старался зафигачить нечто вроде панорамы, фотографируя сектора. Впрочем, прекрасно понимая, что снимки не передадут даже сотой части увиденного вживую.

 

- До сего момента, у меня только три раза шевелились волосы на жопе. Первый, это когда я в армии глотнул тормозной жидкости. Второй, когда передо мной, под Тагилом перевернулся бензовоз. И вот сейчас третий. И теперь, ответь мне Сеня. Как я буду смотреть теперь из первого этажа своей хрущёвки? Нет, ты *ЦЕНЗУРА* скажи, чего я там увижу? Да *ЦЕНЗУРА* я там не увижу кроме срущих собак под окном. В любое время года и суток. Эх… Теперь сомневаюсь, нужно ли мне это всё было? А может это не я? Или я? Пойдём пить быстрее, а то свихнусь.

 

Входные флаеры предполагали посещение ресторана-буфета. Сидя там за бутылкой и глядя в панорамные окна Степаныч продолжал вещать:

Link to comment
Share on other sites

- Вот у нас была большая страна, и стала не маленькая. Зеркал, стекла полно. Краски, как я понимаю, тоже. Но почему, почему *ЦЕНЗУРА* всё такое серое? У нас тополя по городу всему. Как весна, их *ЦЕНЗУРА*, и отпиливают напополам. Стоят как виселицы. Пух им видите ли мешает. В нос забивается. Мне тоже в радиатор забивается, чищу. А вот ядовитые фабрики не мешают! Снег чёрный! Река Исеть по городу текёт, подойти страшно! В том году байдарочник перевернулся, только подмышками волосы остались, остальные выпали, напрочь!- Здесь тоже река грязная, – пытался вставить свои пять саттангов Сеня, говно плывёт…- Тыы не перебивай! Наше говно, всем говнам говно! Химическое! Рыба водится ещё, но то без глаз совсем, то наоборот, *ЦЕНЗУРА* на боку, мудирует.- Мутирует – поправил Сеня.- А, одна петрушка, сдохнем скоро все. Под Челябинском, комбинат есть, Маяк. Там утечка была чуть не сорок лет назад. Так вот, грибы растут вокруг, ими можно атомный ледокол заправлять, до того радиации полно. Корова наелась тех грибов, и отелилась непорочным зачатием. Вместо ноги у телёнка – *ЦЕНЗУРА*. И светится в темноте.- Чего-то тебе Степаныч везде сегодня они мерещатся..- Да своими глазами прочитал в газете «Жизнь». Моя дура выписывает.- Понятно, нашёл авторитетную газету. Такие газеты читать вредно для здоровья.- Это точно. Дочка моя, дева старая, решила от веснушек избавиться. И вычитала в той газете, что надо втирать упаренную мочу. И давай её упаривать. Я с работы прихожу, ну думаю, в подъезде не иначе трубу прорвало. А в квартире… даже герань сдохла. Хорошо весна, на дачу съехал.- Ты ешь Степаныч, не отвлекайся. Ну раз сыт, тогда поехали. Куда сначала, по реке или по магазинам?- Мне в фирме сказали, что есть тут статуя, большая как тепловоз, и вся из золота. Вот бы её глянуть!- Гавно вопрос!Сели в тук-тук и поехали смотреть Будду. Будда как и раньше лежал на боку. Степаныч, разуваясь уточнил:- Сеня, я православный, это не грех?- Не грех. Ему все равно, кто ты. Лишь бы не еврей.- ?- Шутка. Тут знаешь, какое дело, лишь бы человек был хороший. Правильный буддист, умирает, а потом возрождается в другом теле. И так бесконечно. Реинкарнация называется. А совсем крутой монах, перерождаться перестаёт, и пребывает в вечном кайфе. В нирване. Вот, к примеру, индус сегодняшний. Показал, как проехать, ему зачтётся. Для кармы хорошо. А вот у другого индуса ты сотню отобрал. Для твоей кармы это плохо. В следующей жизни будешь кем-нибудь другим. Не человеком.- А кем же?- Ну, не знаю, может каким-нибудь хорьком..- Слушай ты, хорёк, помолчи а! Сам-то, небось, будешь собакой какой-нибудь лохматой. Хотя, хрен с ним, пусть хорьком, только б не в Урало-сибирском регионе, поюжнее.Прошлись, бросив монетки по чашкам. Степаныч загадал себе внука.Затем решили прокатиться по каналам, и только потом прикупить кой какого товара, чтоб с сумками не таскаться.Каналы поражали. Контраст между лачугами и билдингами. Золота и грязной воды. Степаныч выговорившись в ресторане подавленно молчал. Воспрянул только у пристани, где кишмя кишела рыба.- Вот, смотри! А ты говоришь вода грязная!- Степаныч в этой рыбе глистов столько, что её только тайцы могут есть.- Не надо! Наши глисты их глистов победят. А если спиртом запивать, то всем глистам придёт полный и бесповоротный *ЦЕНЗУРА*.Сидя на лавке, Степаныч всё оглядывался на корму. Там управлял странной конструкцией лонгбота рулевой.- Дизелёк там у них, дохленький, надо…- Даже не думай! Не хватало только ещё и лодки ремонтировать. А отдадут потом в аренду на неделю, так и будем здесь плавать? Ну тебя в баню, фанатик больной.- А тебе б только траву курить, да морковь окучивать, - незло ворчал Степаныч.- Ну чего, поехали прокатимся на небесном трамвае?Наобум проехав с пяток станций, вышли где погуще народу и попали прямо на рынок. Сене ничего в общем и не надо было, а Степаныч, потолкавшись и поторговавшись с помощью Сени купил только чесалку для спины в подарок жене, и мешок ракушек, как заказывали.- Скажу сам собирал, пусть проставляется. Ничего в голову не лезет, чего им привезти? Слоников? Нахрена там слоники, и так барахла за жизнь накопилось, Татрой не вывезти.- На память..- На память оно вот здесь (похлопал по лбу) в голове. Нет, тряпок каких-нибудь я конечно привезу, но что-то нет настроения сегодня. Сильно много впечатлений.Прыгнули в такси со счетчиком, и поехали на Каосан. Набраться сил, перед вечерним променадом.Обмыв подгоревшие конечности и проведя ревизию наличности Степаныч, воодушевился. Он вёл свой график расходов. По всему выходило, что баланс дней отпуска и потраченных средств сходился.- Вот ведь паразиты, придумают! Смотри, из полиэтилена деньга! – крутил синеватый полупрозрачный полтинник батов Степаныч. Удобно как, сунул в бачок унитаза заначку, и пусть себе плавает!- А зачем в унитаз?- Да моя ж как ищейка. Запах денег чует на расстоянии одной трамвайной остановки. Куда ни спрячь. Про водку вообще молчу! Купил как-то куру, летом. Авоська в руках, и никаких карманов. А у меня «чекушка», 250 грамм. Куда её девать? Засунул в куру ту, в жопу ейную, благо не мороженая. Только горлышко торчит заподлицо с шеей куриной. И в морозилку. Ну а вечерком-то спохватился, а *ЦЕНЗУРА*! Вынуть не могу. Зато принудительное охлаждение, теплоизоляция, ага. Так и открутил пробку. Только наливать, слышу моя тапками шуршит. Решил с горла хлобыстнуть. Поднял тушку над головой, шея с горлышком во рту. А ледяная падла, губой к курице и примёрз. Тут моя заходит на кухню. Я как вурдалак. Глаза квадратные, в глотке водка, не запить, не закусить, не выдохнуть толком. Мычу. А бабка-то моя, и давай верещать, совсем, дескать старый *ЦЕНЗУРА*, сырую курятину жрёшь, щи мои тебя не устраивают. А я чего, бочком-бочком в ванную, и закрылся там, тёплой водой отмачивать. Слышу, орёт, мол, Машка, вызывай психушку, отец рассудок потерял, заперся и куру замороженную грызёт. Еле отмахался потом. Вязать меня уже мои бабы хотели.- Ну чего, давай дёрнем перед выходом отвёртки, - отсмеявшись предложил Сеня смешивая свежевыжатый сок, лёд и водку.- Привыкну я тут с тобой бодяжить всякую газировку!- Да это ж коктейль, жарко чистую-то!- Коктейль…вот раньше коктейли пили! Сифоны такие в моде были, баллончиками заправлялись. Круглый такой сифон. А сухой закон. Мы в мастерской раз заправили его спиртом. Полста грамм, и накрывает как рулоном обоев по башке. А тут как раз Клиренс, сидел радиатор от Урала лудил. Паяльная лампа раскочегарена. Заходит, председатель профкома, задница конторская. Упрел весь, рожа красная. Ну и в стакан пшикнул по самый ободок. Никто и сказать ничего не успел. Хватанул он полстакана, и устроил фейерверк. Спирт-то обратно пошёл, под давлением. Да на лампу паяльную. У Клиренса, и так-то волосы только на бровях были, и тех не стало. А этот, профкомовский, в штаны наложил кучу. Так и ушёл, враскорячку. Без усов. Зачем приходил? До сих пор гадаем. Уволился он на следующий день, сейчас диспетчером в пожарке сутки через трое.Принарядившись и побрившись, наши герои спустились на перекрытую уже улицу. Многонациональный муравейник впечатлял. Уже поднабравшийся опыта и коктейля Степаныч не меньжевался лишний раз и рассекал толпу с уверенностью. Проходя мимо продающейся всякой всячины, он всё присматривал, чтобы такого удивительного приобрести потом, ну и разумеется привлекали всевозможные железки. Ножи, ножики, ножички и прочие кортики-сабли поднимали настроение как всякого настоящего мужика.- А это что за фиговина?- Сюрикен- Острый, ты смотри!- Кидать его надо, во врагов.- Нет, во врагов надо кидать монтировкой. Не промахнёсся! А то и двоих прищучишь!- Ну чего, двигаем на Патпонг? Презервативы на месте?- Как скажешь… на месте, все пять.Прибыли на самую, пожалуй, одиозную в туристических кругах местность. К Степанычу мгновенно подскочила морковка в юбке длиной ровно по трусы.- Сексоу сексоу гоугоу миста сексоу!- Да отлипни ты от меня, не понимаю я тебя, ни бум-бум!Показалось, что на миг даже воздух наэлектризовался. На эту волшебную формулу отреагировало с полдюжины представительниц морковного профсоюза.- Бум-бум! О бум-бум! Уан фак, уан сак, вери чип…- Степаныч, ты так больше не говори. Порвут.- А чего я такого сказал-то?- Именно то, что от тебя ждут здесь сотни девочек.В конце концов, их затащили таки в Go-Go бар, шустрый мальчонка с фонариком показал куда уместиться.- Ничего себе цены! Пиво по сотне!- Степаныч, это называется плата за вход- Ясно, наценка как в вагоне-ресторане – сказал Степаныч запуская пятерню в корзинку с поп корном.В центре зала, на подиуме, вокруг одного из шестов вяло переминалась малотоварного вида тайка без трусов.- Что-то она по-моему засыпает!- Ой! Сеня, что это??? Сеня, ей помоему плохо! Сеня, глянь!Девушка расставила ноги на ширину плеч, и из неё, вдруг, начало что-то выпадать. А потом… убегать.- Святая Дева Мария Гваделупская! Да это ж лягушки! – Степаныч вдруг неистово перекрестился левой рукой с зажатой в пальцах порцией поп корна.- Ну как тебе?- Это ж какие муки!- Да она привычная, погоди, ещё не всё… сейчас её коллеги по пиздофокусам выйдут!- Да я не про неё. Мне лягушек жалко.«Фокусница» ловко поймала выродившихся бедных земноводных, и напоследок, сунув одну жабу в рот, и сделав якобы глотательное движение, выстрелила опять лягушкой, под аплодисменты зрителей.- Этой, последней, которая на бис, наверное там хуже всех приходится.- Да ты чего, наоборот, прима! У неё усиленный паёк!Потом было курение сигареты.Потом было Вынимание километра шелковой лентыПотом оттуда вынимались стреляющие петардыПотом оттуда вынимались лезвияПотом оттуда вылетала птичка живаяЧего там только не было. И товары народного потребления, и продукты питания, и прочий скобяной ассортимент.Степаныч сидел с открытым ртом.- Сегодня великий день. Потому, что за этот день у меня уже второй раз шевелятся волосы на жопе. А это дорогого стоит.Апофеоз. Помощник вынес горячую сковороду, и девушка снесла пяток яиц. Четыре из них были изжарены, тут же. А из пятого был высвобождён крохотный жёлтый цыплёнок.Степаныч такую овацию устроил, что ему немедленно принесли эту яичницу и поставили перед ним на стол.- Идите *ЦЕНЗУРА*! Я это есть не буду!Морковка с обнаженной грудью настойчиво стояла над душой.- Степаныч, дай ей денег…- На тебе полиэтиленовый полтинник, засунь его себе куда хочешь, только отстань ради бога со своей глазуньей!- Сеня, пойдём отсюда, я больше не могу. По телевизору смотрел, чурка какой-то шпаги глотает.- И что?- Да он просто сосунок, и жизни не видел! Вот что я тебе скажу!Так, они ещё часа полтора бродили по Патпонгу, то заходя туда-сюда, то отбиваясь от настойчивых предложений, то попивая пиво.- Поехали спать Сеня, хватит с меня этих эксгумаций!- А морковку?- Нет, Сеня, сегодня не могу. Боюсь. Сунешь, а там мыши какие-нибудь. И будет в моей жизни это самое последнее проникновение. И так осталось недолго радоваться.В общем, весь полный впечатлениями, Степаныч улёгся спать. А Сеня забив пару папирос своей волшебной травой поехал догуливать в Нанаплаза.Автор: © Бедный Студент, он же Аллюр, он же БСт, он же Дмитрий Васильев. г.Екатеринбург
Link to comment
Share on other sites

ПРОДОЛЖАЕМ!

 

Русские в Таиланде

 

июль 2003

Преамбула

 

Двое молодых людей, 24 (я) и 26 (Илья) лет, решили провести свой летний отпуск в Таиланде. Судя по рассказам русских туристов, в эту страну следует ехать без помощи турфирмы, имея при себе лишь рюкзак с предметами первой необходимости, путеводитель, авиабилет и, естественно, деньги. Так мы и поступили. Решили лететь на 17 дней, так как планировали прочесать всю страну, испробовав все что можно...

 

Илья: Хочу добавить несколько слов от себя и рассказать о тех моментах, о которых забыл рассказать Михаил или о тех, где присутствовал только я. Так что иногда в тексте будет встречаться текст курсивом - это нахлынувшие воспоминания не дали спокойно читать дальше и потребовали внесения собственной ремарки.

 

В начале о том, как все началось: полазив по туристическим сайтам, натолкнулся на рубрику "Поиск попутчика". Она, естественно, пестрела объявлениями о Турции и Египте - рай для большинства русских, привыкших к режиму "все включено". Объявление Михаила о поиске попутчика в Таиланд выгодно отличалось от остальных: сафари по джунглям, поездка на плотах, тайские девушки...

 

Плюнув на раскрученную эпидемию атипичной пневмонии, я стал паковать вещи.

 

День отлета в Таиланд. Ночной рейс Аэрофлота 17 июля 2003 г. Летели почти без приключений. Правда, когда разносили чай, наш самолетик неплохо так тряхануло несколько раз, в итоге вся жидкость из чашек перекочевала на штаны. Еще нашлась пара русских отморозков, которые всю ночь квасили и несли друг другу всякую чушь, типа, "Хочешь спать? Ну так спи, но спи молча!". Но полет наконец-то закончился и после радостных криков и аплодисментов, мы вошли в здание международного аэропорта Бангкока "Дон Муанг". Без проблем прошли визовой контроль, взяли бесплатную карту города, поменяли по сотне баксов и двинули к железнодорожной станции. В одном из рассказов русских туристов узнал, что до города можно добраться поездом всего за 5 бат. (Курс примерно 41 бат за доллар) Типа, решили сэкономить. Правда, чуть ли не в последний раз. Добрались до города и понеслось...

 

Бангкок

 

Поймали такси, попросили довезти до Каосан роад - как выяснилось - района дешевых гестхаусов и рюкзачников со всего света, экономящих на всем. Ну да ладно, мы уже завтра планировали махнуть в Паттайю. Вблизи хороших комнат не было, поэтому решили найти что-нибудь более приличное. Тут же подъехал бравый абориген на тук-туке (открытая трехколесная пукалка с навесом и сиденьем на двоих). Говорит на ломаном английском: "Ребята, здесь нормальных номеров нет, зато я знаю супер-мупер, вери чип и все такое". ОК, говорим, вези. За две минуты нас довезли до вполне приличного гестхауса.

 

Номер с кондиционером и двумя кроватями - 540 бат. Пока я заполнял карточку на ресепшен, Илья что-то очень долго выяснял с тук-тукщиком. Решив посмотреть, в чем дело, выхожу к ним на улицу, Илья к тому моменту уже начал материться на русском. Оказывается, водитель запросил за 2 минуты езды 200 бат. Вот урод! Говорю ему - 50 бат или вообще ничего не получишь. Тот принимает боевую стойку, типа, сейчас буду драться. Ну-ну, нас-то двое. После десятиминутных пререканий (он по-тайски, мы по-русски) и упоминания полиции сошлись на 60 местных тугриках. Хорошо еще, что в ювелирную лавку не привез, тогда бы точно ему люлей навешали. Кинули рюкзаки, оставили деньги в сейфе на ресепшен, взяли компас и карту и пошли в сторону Королевского дворца. Улицы Бангкока - это что-то с чем-то. Утыканные бесконечными рядами лотков, где что-то жарится, варится или просто уныло свернулось в пакетиках в сушеном виде:... Для меня как новичка запах показался не самым приятным, необыкновенно густым, смешанным с потом и выхлопными газами. Как я и ожидал, по дороге нас раз пять останавливали местные разводилы. Диалог был примерно такой: "Здравствуйте, вы давно в Бангкоке? А куда вы направляетесь? В Королевский дворец? Так он сегодня закрыт, но к счастью, мы знаем другое место, куда с радостью вас отвезем!" Так что будьте бдительны, любят местные делать деньги на туристах. Королевский дворец - довольно большой комплекс храмов, обнесенный по периметру высокой стеной, длина каждой стороны - около 500 м.; в "неприличной" одежде типа шорт туда входить запрещается. На Илье как раз были шорты, поэтому пришлось стоять в очереди за штанами. Перед входом дают бесплатную карту комплекса. Я видел фото дворца ранее, в путеводителе от Полиглота, но одно дело смотреть картинки и совсем другое - находится в этом месте. По моим впечатлениям, все остальные храмы Таиланда меркнут перед великолепием Королевского дворца. Кстати, на его территории есть миниатюрная модель затерянного в джунглях Камбоджи комплекса Ангкор Ват. После осмотра дворца, уже у выхода нам предложили экскурсию на двоих по каналам Бангкока (300 бат с носа). Мы согласились, условившись, что сначала нас отведут куда-нибудь поесть. В итоге нас привели в одну из недорогих местных забегаловок, где мы впервые попробовали знаменитый суп Том Ям и тайское пиво Сингха. После еды отправились на водную экскурсию. Поездка очень интересная, видно храмы с воды, вдоль каналов стоят хижины на сваях, (Бангкок называют второй Венецией) жизнь простых тайцев проходит прямо перед вашим взором. Местные водные шумахеры лихо разъезжались на узких каналах столицы. После поездки зашли в один из многочисленных центров массажа, там к нам подходит девушка, спрашивает: "Какой вид массажа хотите, фут-, оил- или боди-массаж?" Ну, мы переглянулись, говорим почти хором: "Боди-массаж!" Оказалось, это заведение с традиционным массажем, поэтому ничего "особенного" нам не делали. В принципе, неплохо, хотя мне почти все время было щекотно. Устав от бессонной ночи в самолете и прогулок по городу, вернулись в отель, чтобы поспать пару часов. Я уже готов был спать до утра, но Илья решил, что просто грех не попробовать местных ночных развлечений и мы отправились к На-На плаза. Побродив по ночному городу, договорились с таксистом, что он отвезет нас на настоящий боди-массаж. Происходит все следующим образом: перед вами несколько витрин, за стеклом сидят девочки с номерками и тупо смотрят телек. Когда появляются клиенты, каждая девчонка активизируются и начинают подавать сигналы, чтобы выбрали именно ее. Тайки сидят в длинной одежде за несколько метров от посетителя, поэтому сразу фиг разберешь, красивые они или нет. Как оказалось, я выбрал довольно пухлую особу. Денег за массаж содрали немеренно - 2 100 бат с меня и 2 500 с Ильи (он взял более красивую тайку со следующей витрины, до которой мой взгляд добраться не успел). Программа массажа такая - вы раздеваетесь, тайка моет вас в ванне, потом укладывает на надувной матрас, намыливает пенкой и начинает елозить по всему телу. Ну а заканчивается все вполне традиционно.

 

Зрелище интересное, чувствуешь себе как покупатель, глазеющий на витрины и выбирающий товар. Поначалу глаза разбегаются. С первой витрины самую нормальную тайку выбрал Миша. Но какая удача - рядом еще одна витрина. Там девочки поприличнее, но и подороже на 500 бат. Что делать - надо брать, как говорится, красота требует жертв. В кармане было только две штуки, на что мамаша предложила занять у нашего таксиста. Такого хода я не ожидал, но таксист, к моему удивлению, без проблем вынул тысячу и дал мне. Девчонка оказалась старше, чем на первый взгляд. В общем, особого восторга от первой тайской девушки я не испытал, хотя массаж ничего, приятно.

 

Паттайя

 

Попасть в Паттайю из Бангкока очень просто - доезжаете на метро до станции Экамай, рядом будет автобусная станция под тем же названием. Билет до Паттайи - 90 бат, ехать около двух часов. Выйдя из метро, зашли в книжный магазин, где купили путеводитель по Таиланду серии Lonely Planet за 350 бат - раза в два дешевле, чем в Москве. Впоследствии он очень пригодился в выборе маршрутов, гостиниц и развлечений. Паттайя, как много в этом звуке для сердца европейского слилось, как много в нем отозвалось... "Телочки, телочки, телочки: Джей и молчаливый Боб пришли зажигать!" - это про нас с Ильей в столице разврата. Человек, впервые попавший в Паттайю, испытывает массу незабываемых впечатлений. Огромное количество баров с молоденькими тайками, которые, при виде одиноких иностранцев (по-тайски, фарангов), начинают кричать "Hello, sexy men!", дурачиться, подбегать к ним и трогать за интимные места, свистеть и звонить в колокольчик. Немного портит атмосферу преобладание жирных немцев. Да и европейские дамы, судя по лицу, должны быть "добрыми внутри". Автобус остановился на северной улице, километрах в трех от центра, но от остановки можно добраться до нужного вам места в Паттайе всего за 20 бат. На одном из сайтов был упомянут отель Лек (Lek Hotel, http://www.asiatravel.com/lek/), важным достоинством которого была возможность бесплатного привода девочек в номер. Отель очень хороший, порядка 200 метров от пляжа, в номерах ковры, электронный сейф, большая двуспальная кровать, телевизор, ванна. Комнаты просторные и чистые. Мы взяли по номеру за 800 бат в сутки (сторговались с 850), хотя при бронировании через Интернет можно было сэкономить пару сотен. Покидали вещи и пошли знакомиться с местными достопримечательностями. Сначала заглянули на пляж - достаточно чистое море, вдоль берега выстроился целый полк пустых лежаков с зонтиками - не сезон. Пока искали, где поесть и изучаоли местную барахолку, раза четыре прошли по переулкам, между которых расположен отель, причем каждый раз к нам выбегали девчонки и с воплями и смехом пытались затащить в свою компанию. Но девочками решили заняться ближе к вечеру, а сначала поехали на шоу трансвеститов - Alkazar. Красивое шоу, идет постоянная смена декораций, трансы в ярких одеждах поют, танцуют, шутят со зрителями. Некоторых трансов (их также называют леди-боями) очень легко принять за девушек.

 

Да, замаскировались они хорошо. У меня даже родилось мнение, что на шоу нанимают настоящих девушек, что намного дешевле, чем оперировать трансов. Хотя у того грудастого типа, с которым я сфотографировался, морда далеко не женская.

 

Вернувшись в отель, входим в лифт вместе с тремя немцами и двумя тайками. Мы к тому моменту успели окрестить всех немцев в Таиланде, извините за выражение, "сраные бюргеры". Илья говорит (по русски): "Вот блин, решили сэкономить, взяли двух девчонок на троих". Я смачно произношу: "Да, каазлы!". Илюха в ответ: "А вдруг они:", он не успевает докончить фразу, потому что я, поняв концовку (... понимают по-русски), начинаю дико ржать, Илья мне вторит, в итоге мы прекращаем смеяться только перед дверьми своих номеров. Да, прикольно, когда общаешься на русском, а вокруг никто не понимает, о чем вы говорите.

 

После Альказара наконец-то пошли искать таек. Остановились в одном из баров. По местным правилам хорошего тона, прежде чем забрать тайку, надо предложить ей дринк и поиграть в настольные игры. Имена у всех таек короткие, наших звали Джум и Тан. По-английски они тоже говорят коротко, спокойно опуская все связки типа is, are, have been, will и т.д. Нужно прошедшее или будущее время? Не вопрос, достаточно добавить в начало фразы "before" или "after".

 

Наигравшись и наговорившись, пошли изучать ночную жизнь курорта. Центр развлечений - Walking street, широкая пешеходная улица, которая ночью вся сияет огнями неоновых вывесок. Дошли до дискотеки, но она открывалась в полночь, поэтому заказали выпивку и стали смотреть тайский бокс (Муай таи), проходивший на ринге неподалеку. Выпил я ровно столько, чтобы, не потеряв координации движений, полностью потерять голову, потому что, после n-го бокала джин-тоника пошел к рингу и предложил одному из боксеров сразиться со мной в одном раунде. Хотя боксом я никогда не занимался!

 

Ушлые тайцы и в этот раз решили подзаработать, сказав, что участие в поединке обойдется мне в 700 бат. Ну, я-то не дурак (не считая того, что решил драться :) и после недолгих пререканий договорились, что я покупаю у них боксерские шорты за 200 бат и больше ничего не плачу. Три минуты бокса превратились в вечность, я пытался достать тайца ногой, но после нескольких неудачных попыток перешел на ближний бой. Большая ошибка с моей стороны. Он был ниже и уверенно начал обрабатывать меня руками и ногами. Я, конечно, заехал ему по физии несколько раз, но потом отбив боковые удары ногами, получил перчаткой по носу, из которого тут же полилась драгоценная алая жидкость, и в грудь, которая потом болела дней восемь. Но зато, сколько эмоций, сколько впечатлений! Победил, естественно, таец, мы обнялись, и я пошел переодеваться. Отдал кому-то по глупости боксерские шорты, забыл сфотографироваться с моим соперником и, оставив воспоминания лишь в своей голове, пошел с нашей компанией на дискотеку.

 

Выступление Миши внесло оживление в ряды зрителей, а также подняло настроение и мне. Правда этим вечером я не очень хорошо себя чувствовал, даже выпивка не помогала развеселиться. Глянув на народ, вяло двигавшийся на танцполе под местную попсу, понял, что ничего серьезнее выпивки здесь не купишь. Через полчаса Миша вместе подружкой свалил в отель. Я же попытался выяснить у своей Тан, где еще можно развлечься. В итоге вернулись в бар, где она работает. Пока я болтал с тайками и угощал их выпивкой, один старый австралиец решил помочь мне "сэкономить", поделив мою подругу на двоих. На что был благополучно послан.

 

После ночных и утренних забав с тайками решили съездить на остров Ко Лан, поваляться на пляже, поплавать с маской, в общем, расслабиться. Содрав по 300 бат с носа и пообещав заехать за нами в пять вечера, таец выгрузил нас на побережье. Пляж оказался слишком многолюдным и грязным. Тут же возникли двое местных на мотобайках и предложили довезти до нормального пляжа. Пятнадцать минут головокружительных поворотов и мы на противоположной стороне острова. Из белых представителей рода человеческого - только мы, плюс наши подружки и персонал местного ресторанчика. Заказали сифуд, пошли купаться. Чистая вода, рыбки, солнце и великолепный пляж с мелким-мелким белого цвета песком, похожим на муку - идиллия. А когда нам принесли огромное блюдо с большими креветками, крабами, мидиями, кальмарами и осьминогами, с пивом, соками и тремя видами соуса возникло незабываемое ощущение, что ты здесь белый господин, чьи желания - закон для местных аборигенов. Правда, слегка шокировал выставленный счет - 2070 бат на четверых. Получился самый дорогой обед за все путешествие. Ну да ладно, он того стоил.

 

Вечером организовали романтическую прогулку по мини Сиаму - выставке на открытом воздухе, где представлены самые знаменитые сооружения разных стран в миниатюре.

 

На следующий день, предварительно созвонившись с владельцем русского дайв-центра, поехали на первое в жизни погружение. Взяли своих девчонок, хотя те совершенно не оценили нашего вклада - пришлось доплатить по 800 бат за каждую тайку, чтобы они были на яхте, пока мы изучаем морскую жизнь Кораллового острова. Мы-то думали, что они хоть поплавают с маской, а те спали весь день в шезлонгах. Пятнадцатиминутный инструктаж и мы надеваем снаряжение и погружаемся. Не смотря на мутноватую воду (отплываешь метра на 4 от группы и уже не знаешь, где остальные) получили вагон новых впечатлений. Видели большую черепаху, гордо плывшую по своим делам, кораллы, конечно; рыбу; под конец наш гид поймал небольшого осьминога. Присасывается, гад, так, что еле отдерешь потом.

 

На катере с нами собралась компания из русских , постоянно живущих в Паттайе. Через них забронировали отель на Самуи, что из этого вышло - читайте дальше.

 

Вечером решили напоследок посетить всемирно известные ночные шоу, где девочки демонстрируют чудеса ловкости своими половыми органами. Приходим на Walking Street, а там - тишина. Go-Go бары закрыты, никаких шоу, ничего.

Оказывается, сегодня праздник - день рождения королевы или что-то в этом роде. Облом-с.

В тот же день мы распрощались с нашими подругами. Трогательное зрелище, по крайней мере у меня с Таней, она даже поплакала, приглашала в Таиланд со всей семьей. Потом, правда, мы выяснили, что почти у каждой тайки есть английский разговорник в стиле "Как кадрить фарангов", где подробно описано, что надо спрашивать при встрече, что говорить при расставании и т.д. Но, я надеюсь, все было не так цинично, да и плакать по сюжету было вовсе не обязательно.

 

В последний день перед отъездом поехали на экскурсию в тропический сад Нонг-Нуч. Сад не очень большой, часа за 2-3 можно осмотреть его полностью. Оформлен очень красиво, по наполнению сочинский дендрарий отдыхает. Можно было покататься на слонах, но, увидев, что туристов просто возят по асфальтированным дорожкам, решили, что мы пойдем на слонах только через джунгли на острове или потом на севере страны.

 

Остров Самуи

 

Никогда, слышите, никогда не покупайте билет на поезд за час до отъезда! За 500 с лишним тайских тугриков нам выдали билеты на ночной поезд до Сураттани с сидячими местами. Я-то в Москве, вооружившись расписанием тайских поездов и прикидывая маршрут путешествия, думал, что в поезде мы будем спать. В итоге всю дорогу сидел и дрожал от холода. (в Таиланде в кондиционируемом транспорте тепло не бывает.) Не спасло выданное проводником одеяло, а теплых вещей я с собой не взял. Только спустились с платформы, к нам тут же подбежала бойкая тетя с предложением билетов на автобус до Донсак пирса и паром. Пока ехали до пирса, водитель включил видео с каким-то дешевым американским боевиком, где очередной супер-герой со стозарядным пистолетом и стареющей топ-моделью лихо крушил нехороших парней. Вообще, как я заметил, тайцы помешаны на телевидении; каждый вечер в любом заведении, будь то бар, ресторан, салон массажа или парикмахерская, обязательно собирается кучка тайцев, врубается телевизор и начинается групповой просмотр какой-нибудь ерунды.

Наконец добрались до пирса. Паром плывет мимо красивых островков, полностью усыпанных тропическими растениями. Отель бронировали заранее из Паттайи. Самуи Парк Ресорт, находится на юге Ламая, 900 бат за номер с завтраком (в итоге завтракали в отеле всего два раза). Сглупил я с выбором местоположения отеля, до основного развлекалова на Чавенге - минут двадцать езды. Пришлось арендовать мотобайки (сторговались на 110 бат в сутки, залог - загранпаспорт), т.к. местные мото-бомбилы запрашивали астрономические суммы. Но самое главное разочарование ждало нас, когда мы пришли на море - мелководье и усыпанное булыжниками дно, на сотни метров вперед. Так что в отеле мы только спали.

 

Трудно описать всю гамму чувств, которые испытываешь, когда несешься вечером по острову на мотобайке. Возникает ощущение нереальности происходящего и полной безнаказанности. С какой бы скоростью ты не ехал, все равно ничего не может случиться - ведь это же сон! Совершенно фантастические по красоте виды: слева море, справа - череда холмов с нависающими над дорогой огромными каменными глыбами... На следующий день ничего особенного не планировали, валялись на лучшем пляже острова - Чавенге, плавали с маской, наблюдая стайки проплывающих рыбок. Как выяснилось, моя подружка - Бим - не умела плавать, поэтому пришлось в срочном порядке покупать ей купальник и учить, учить, учить... Мою новую подругу звали Ян. Для своих 28-ми выглядела она замечательно. Как обычно с моими тайками, английский она почти не знала. Забавно было смотреть, когда она достала из кармана бумажку и начала зачитывать по ней стандартные при знакомстве вопросы. Ответы она ведь все равно не понимала! Днем позже заказали сафари по острову на джипе. Разговорчивый таец, представившийся Джеком - видимо, для простоты обращения - оказался великолепным гидом. В программу сафари вошли известные камни ХинТа и ХинЯй в виде мужских и женских половых органов, водопады Намуанг (в одном из них разрешили искупаться - струи воды бьют прямо на голову), секретный сад со множеством статуй, обзорная точка на вершине горы, где нас ждал обед с мясными блюдами, а также вкуснейшим супом на кокосовом молоке; и храм Ват Нин Нгу с сидящим Буддой. Пока пробирались по джунглям к водопаду, всем дали попробовать местный плод - луккум. Нечто в форме чеснока, сладкое на вкус. После луккума Джек протягивает мне бутылку с водой. Я делают пару глотков, и застываю в недоумении: "Что такое, почему вода сладкая?" Оказывается, после луккума, минут 15 сохраняются такие вкусовые ощущения, что обыкновенная питьевая вода воспринимается как сладкая.

 

Илья решил спускаться с горы на крыше джипа, так что ему всю дорогу приходилось уклоняться от низко свисающих веток деревьев. Хорошо хоть не свалился с машины, экстремал.

 

Посмотрели, как растет кофе, ананасы. Потом я нашел на дороге орех кешью и вскрыл мякоть плода, чтобы достать орех. Джек тут же сказал, что я должен немедленно выбросить плод и промыть руки водой - как он объяснил, в мякоти содержится то ли щелочь, то ли кислота, которая спокойно разъедает кожу, если ее не ополоснуть водой в течение первых десяти-пятнадцати минут. Видимо, поэтому кешью в Таиланде стоит не намного дешевле, чем в Москве. Перед посещением сидящего Будды побывали на слоновьей ферме. Низкорослый негритос заводил публику, болтая без умолку и дико смеясь. Посмотрели, как слон ходит на трех ногах, целуется своим хоботом и делает массаж. После секундного колебания я доверил свою спину слону, который аккуратно начал ее мять. АААААААААААААааа

Нет, клавиатуру у меня не заело, это я пытаюсь воспроизвести эмоции туриста из Швейцарии, которому слон делал боди-массаж, пока швейцарец лежал на спине... Потом - прогулки на слонах. Медленно-медленно, вверх-вниз, вверх-вниз - таким вот образом минут тридцать мы ходили по джунглям.

 

Следующий день - очередная экскурсия. На этот раз в национальный водный парк Ангтонг. Состоящий из нескольких десятков живописных островков, этот парк притягивал меня еще в Москве. Сначала нас выпустили поплавать с масками и трубками около коралловых рифов. Вода удивительно чистая и прозрачная, в паре метров под тобой проплывают косяки рыб, кораллы разноцветной формы, буйство красок и активность морских обитателей - вот где надо было заняться дайвингом. После снорклинга нас повезли к одному из островов, вся поверхность которого, за исключением небольшой полоски пляжа, состояла из поросших экзотическими деревьями, кустарниками и травой холмов. Наверх вела лестница, поднявшись по которой, мы увидели зеленую гладь озера. Зрелище изумительное - озеро с пресной водой в центре острова. Потом нас ждала прогулка на двуместных каяках и подъем на гору, расположенную на центральном острове национального парка. Пока катались на каяках вокруг островков, в голову пришла мысль: "Картинки-то ожили! Острова, казавшиеся в Москве такими далекими и недостижимыми прямо перед нами!". На гору пошли только мы с Ильей, но, уже спускаясь, повстречали двух американок из нашей группы, довольно толстых особ, которые также решились на подъем. В итоге вся группа минут двадцать ждала их возвращения. Когда американки, обильно потея и извиняясь за опоздание, взбирались на катер, я ехидно спросил: "Ну что, добрались до вершины?". - Да, - говорят.

Мы с Ильей удивленно переглянулись - такой ответ был весьма неожиданным, особенно, если учесть, что последние метра четыре подъема надо было ползти по крутому скалистому склону, цепляясь за канат. Четвертый день на острове решили посвятить самостоятельному изучению оставшихся достопримечательностей. Заехали в храм Ват Кхунарам, главной особенностью которого была мумия монаха, умершего в состоянии медитации и выставленная за стеклом, как в витрине. На монахе - традиционная оранжевая одежда и ...солнцезащитные очки! Да еще нижняя челюсть слегка опущена, будто бы он улыбается. На обратном пути заехали в другой храм, расположенный на вершине холма. В храме -отпечаток стопы Будды размером где-то 4 на 1,5 метра. А как же карнавал, о котором так много говорили, ради которого (конечно не только) мы решили посетить Ко Самуи, где же то действие, громко названное первым восточным карнавалом и приравненное по значимости к карнавалу в Рио?! Как мы успели понять, праздничные дни в Таиланде отличаются от обычных только пробками на дорогах и закрытием многих увеселительных заведений. Во время карнавала, правда, они все-таки работали. Самое приятное, что ночью работала тарзанка, которая до этого закрывалась в 8 вечера и никак не получалось ее посетить. Меня взвесили, привязали за ноги, стали что-то спрашивать, показывая на кончики пальцев, постепенно сообразил - они спрашивают, хочу ли я при падении дотронуться пальцами до воды. Я, конечно, хотел, на что последовало другое предложение с указанием на лоб. Трудно было отказаться, кивнул головой в знак согласия, на что последовал следующий жест - пальцем у виска. Отрегулировали трос, подняли на лифте. Короткий инструктаж: "Прыгай на счет три, вниз лучше не смотреть". Да зрелище внизу не самое приятное - мелкий бассейн, маленькие люди, лучше смотреть на небо. One, two, three, прыжок, падение, вдруг что-то подхватывает, тянет вверх и снова тоже самое, но с меньшей силой еще несколько раз, тут уже можно помахать зрителям. Но воды я, к сожалению, не коснулся даже руками - тайцы не рассчитали.

 

Вечером купили билеты на самолет до Чангмая. Вылет - завтра в 9 утра. Вместе с аэропортовыми сборами получилось 5 150 бат. Попросил на ресепшен разбудить нас в 6 утра. И что вы думаете? Эти ... люди забыли об этом. За то, что мы жили вместе с тайками, содрали с нас по 2 000 бат (400 в день, хотя перед заселением, на вопрос о стоимости привода девочек мне ответили - 40 бат, я еще специально переспросил, "Фоти?"). Но больше всего меня возмутило другое. Баты у нас благополучно закончились, и мы доплатили оставшуюся сумму долларами. Так они решили взять с нас доллары по курсу 38 бат, хотя за пару дней до этого мы меняли в отеле по 40 бат за доллар! В итоге, проругавшись с ними минут пять (время-то идет, мы и так на самолет опаздываем), остановившись на курсе в 40 бат за доллар и не дожидаясь, пока вялая тайка посчитает на калькуляторе мини-бар, кинул им три сотни бат и бегом в машину. В итоге в аэропорт прибыли за 5 минут до вылета, спасибо водителю - гнал как сумасшедший.

 

Чангмай

 

В Чангмай летели бангкокскими авиалиниями - 3 часа на все-про-все, с двумя пересадками - в Бангкоке и Суккотае. Из достопримечательностей - ночной рынок, несколько Go-Go баров, естественно, храмы, успевшие поднадоесть, и, пожалуй, все.

 

Хотелось бы упомянуть о ночной жизни этого города. Первый день зашли в один из немногих Go-Go баров. Тайки в больших сапогах лениво вертят попами. Миша порядком устав от переездов, пошел спать в отель, и я остался один. Но не надолго - девушка слева на расстоянии 5 метров выглядела совсем неплохо, я улыбнулся, заказал для нее выпивку; через несколько минут она танцевала для меня на сцене, чуть позже подсела ко мне. Попили местных, отвратительных на мой вкус коктейлей, поиграли в пул (северные девушки очень хорошо играют, наверное, проводя за этим занятием большую часть долгих северных ночей), я, конечно, не имея такой глубокой подготовки, проиграл. Дальше были новые бары с ее подружками, по ее просьбе поил всех, да и она сама, в отличие от других моих тайских подруг, была не прочь принять на грудь - как без этого на севере, особенно когда холод, пурга... В постели тайка оказалась настоящей львицей - значительно моложе моих прошлых подруг, имела прекрасную фигуру и была явно голодна до секса. После полутора часов упражнений, наконец-то легли спать.

 

Цены, как и во всех остальных северных городах, очень низкие. Заказали на завтра сплав по реке. Нам попался инструктор из Бали по имени Катут. Проведя короткий инструктаж, усадили нас всех по местам и мы поплыли. Инструктор у кормы, мы - по бокам. Лодка так ни разу не перевернулась, хотя пара критических моментов все же была. Вообще же уровень воды был достаточно низкий, поэтому приходилось преодолевать множество поворотов-водоворотов. Когда опасные участки закончились, мы попрыгали из плотов и доверили свои драгоценные тела течению. Представьте: плывете в спасательном жилете на спине, закинув руки за голову, а над вами слева и справа нависают джунгли... и вдруг над вашим другом смыкаются челюсти гигантской рептилии и он скрывается под водой... Конечно, никаких рептилий там не было. Как объяснил нам Катут, всех крокодилов давно переловили и отправили на крокодиловые фермы, змей - на змеиные, слонов - на слоновьи и т.д. Единственный забавный случай, с которым ему пришлось столкнуться - это когда один американский турист, решивший поплавать в нашей реке, внезапно с криками буквально запрыгнул с воды в лодку - ему в задницу вцепилась местная рыбка. На следующий день после экскурсии взяли напрокат в "North Wheels Rent A Car" легковушку Toyota Saluna с автоматической коробкой и кондишеном (1 200 бат в сутки) и рванули дальше на север. Машину обязались вернуть уже в аэропорту Бангкока - за это пришлось доплатить 2 500 бат.

 

Чанграй

 

Дорожные указатели в Тае - это нечто! До Чанграя 30 км, до Чанграя 10 км, ... все. И лишь интуиция позволяет понять, что ты уже на территории города. Первые пять-десять минут просто ехали в недоумении - где же хоть один указатель на английском? Ближе к центру города указатели все же появились и мы с большим трудом, сделав пару кругов, нашли выбранный в Lonely Planet отель. 400 бат за сингл с кондишеном - цены смешные. Достопримечательности города - невысокие башенные часы в центре, АТМ на каждом шагу и огромные тараканы на рынке. (Видели, как в "Факторе страха" ели здоровых мадагаскарских тараканов? В Чанграе такие же.) Еще понравились светофоры, отсчитывающие, сколько осталось секунд до переключения на зеленый. Как и про Чангмай, в путеводителе пишут, что город сам по себе ничем не выделяется, а служит лишь отправной точкой для всевозможных экскурсий по северу Таиланда. Европейцев в городе - ни одного. Вечером пошли изучать ночную жизнь. Нашли улицу с парой баров. Оба! Все-таки европейцы в городе есть. Где бары, там и туристы. Однако выбор девочек был небогат и мы пошли дальше. Баров в Чанграе очень мало, в основном же ночью открыты массажные салоны, цены раза в два ниже чем в Паттайе. Поведясь на приветствие "Сэр, массас!", заказали единственный вид массажа, который мы не успели опробовать - оил-массаж. Всего за три сотни бат тебя всего натирают маслом и целый час массируют бренное тело. По прошествии часа, моя массажистка указала рукой на мое, по выражению Николая Фоменко, "межножье" и спросила: "А это массировать?" После секундного размышления, говорю: "Да!" - Сколько дашь?

- 500 бат

- ОК

Такой массаж мне даже и не снился: Описывать не буду, сами попробуете.

 

Илья же своей массажистке предложил пойти в отель. Та к сожалению, отказалась, сославшись на работу.

 

МаиСай

 

МэСай - небольшой городок на границе Таиланда с Бирмой, родиной чистейшего героина и опиума.

Перед этим заехали в золотой треугольник, посмотрели "опиумный домик" - что-то типа краеведческого музея с кучей выставленных на продажу сувениров. Не удержались, купив бирманские монеты (что удивительно, на них нет арабских цифр, и понять их достоинство совершенно невозможно) и статуэтки Будды. Если подняться на холм около музея, взору предстает естественная граница между Бирмой, Лаосом и Таиландом - река, расходящаяся на три направления, как на логотипе Мерседеса. К сожалению, открывшуюся панораму слега подпортил начавшийся дождь. Там же, на холме расположены два храма. Кроме нас - никого. Умиротворяющая обстановка, хотелось остаться там подольше.

 

Приехав в МэСай, мы остановились в отеле, напротив которого пожилые тайки весь день перебирали и сортировали рубины и другие драгоценные камни. Прямо как в голливудских фильмах! Раз уж подъехали к Бирме, решили посетить приграничный бирманский городок Тачилек. Отдав на таможне по 360 бат (10 бат за ксерокопию паспорта, 100 бат тайской стороне и 250 - бирманской) вошли в другое государство. Разница с Таиландом не ощущается, за исключением другой архитектуры храмов. На улицах огромное количество лотков и местных торговцев, желающих впарить вам подделки сигарет, аудио-видеотехнику, зажигалки, одежду, фотки с голыми тайками (на фига нам фотки, если есть настоящие тайки?). Переход через границу закрывался в 18:00, аккурат через час; поэтому, отказавшись от пешей прогулки по городу, словили местный тук-тук и поехали смотреть племя женщин с длинными шеями. Да, не думал я, что попаду в зоопарк. Начинается все с того, что вы платите по 200 бат за вход на территорию племени. Там, на террасе одной из хижин сидят четыре окольцованные старушки и, мило улыбаясь туристам, вяжут какие-то чулки. Рядом еще сидела молодая девочка с тремя-четырьями кольцами на шее, все остальные жители деревушки - безо всяких колец.

Вернувшись после длинношеего зоопарка к границе, Илья предложил курнуть опиум. Отловили какого-то типа - зрак упавший, почесывается, гнилые зубы (почти как у всех там) - наверное, от курения опиума. Прекрасно поняв слово опиум и жест, изображающий курение, он завел нас в ближайшую кафешку. Времени на раскуривание в Бирме уже не оставалось, поэтому договорились, что он притащит пару косяков. Хотя на таможне никого не шмонали, решили пройти ее без заветного свертка. Потом спустились под мост (можете представить: мост - территория Бирмы, дорога под мостом - территория Таиланда; никаких постов под мостом нет!), а с моста нам кинули сверток. Пришли в отель, развернули - две сигары. Раскурили, но так ничего и не поняли; вроде немного расслабило.

 

Ночная жизнь МэСая

 

Тщательно изучив путеводитель, отыскали единственный приличный бар в городе. Я бы даже сказал, слишком приличный, до неприличия приличный. Девчонки все страшны, как на подбор. По-английски говорила только одна, и то на уровне "привет" и "пиво". Ладно, выбрали двух таек (выбор огромен, целых четыре штуки!), тут же появилась мамка и говорит, что девочки могут сидеть рядом с вами и пить за ваш счет по тарифу 100 бат в час! Я офигел, хотя читал о чем-то подобном в Интернет. Ну ладно, хрен с вами, берем двоих. В итоге попили Сингхи (100 бат бутылка, дороже было, вернее будет, только на pussy-шоу в Паттайе), распрощались с девчонками (все равно страшные и молчат все время) и поехали играть в пул. Плохо здесь с ночной жизнью, плохо.

 

На следующий день, забыв мой зонтик у дверей номера, поехали обратно на юг. В планах - посещение самой длинной пещеры в Таиланде - Тхам Луанг - и возвращение на оставшиеся два дня в Паттайю - последний отрыв, так сказать. Нашли по указателю поворот на пещеру, но свернули чуть раньше и поэтому вырулили аккурат к тайской деревушке, где по-английски местные ни бум-бум. (Вообще-то, "бум-бум" по-тайски - синоним английского "to fuck", случайно выяснил в процессе беседы с первой тайкой). Ладно, после безуспешных попыток изъясниться со взрослыми тайцами, попытались объяснить жестами цель нашего прибытия местным ребятам, лет 10-12. Тыкаю указательным пальцем на гору, далее двумя руками обвожу воображаемую гору и правой рукой пронизываю ее внизу, попутно произнося "Тхам Луанг". Дети, начали ржать и прикалываться, передразнивая мой "Тхам Луанг". Но в итоге они все-таки сообразили, что мы хотим, и привели нас к заветной пещере. Оказалось, что у пещеры указатель на тайском и английском, и дорога, идущая к шоссе. Так что можно было спокойно доехать до пещеры, свернув на следующем повороте. Пошли в пещеру с тремя ребятами, единственным фонариком без запасных батареек и тускло светящейся фиговиной, под гордым названием "химический источник света", купленной мной еще в Москве. Пещера впечатлила, благо были мы в подобном месте впервые в жизни. Приятная прохлада, капающая сверху вода, свисающие глыбы породы... Пройдя метров 50-70, решили не искушать судьбу и выбираться наружу. После выхода из тьмы, ребята, зауважав "руссо туристо", повели нас на вершину горы. Путь до горы прорубали в траве и кустарнике - еще в Москве я мечтал о таком действии, намереваясь купить в Таиланде мачете, и вот мечта сбылась - у нашего молодого проводника в руках было именно такое оружие. Только пьянящее чувство свободы и нереальности происходящего позволило мне в дождь, в скользящих сандалиях, начать карабкаться вверх по крутому склону, выискивая щели, чтобы зацепиться руками и ногами и проверяя на прочность и устойчивость каждый камень. Но такой подъем не стала бы организовывать ни одна турфирма! В МэСаи нам вообще сказали, что по случаю сезона дождей пещеры затоплены и экскурсии в них отменены. Дети же в обычных шлепанцах взбирались на гору как обезьяны. После благополучного спуска раздали каждому по 100 бат, брать ребята не хотели, но мы настояли на своем.

 

Заключение: опять Паттайя

 

После спуска в пещеру и подъема на году решили не размениваться по мелочам и сразу поехать в Паттайю. Прибыли мы туда в два ночи. В старом добром Лек отеле сидит незнакомый таец и надменным голосом говорит, что самый дешевый номер - 1200 бат. Говорим - блин, мы тут две недели назад по 800 снимали! Деньги уже подходили к концу, поэтому пошли искать другие варианты. В одном из рассказов была упомянута стоявшая неподалеку Палм Вилла, и мы пошли туда. Все номера по 500 бат, кондиционер ревет как ненормальный, общее впечатление - общага. Но было уже поздно, поэтому взяли номера на одну ночь. Грязные, мокрые, невыспавшиеся. Пока ставил машину, решил заехать за Тан. Несколько минут радостных возгласов и предложение встретиться завтра в пять - вот рультат. На следующее утро пошли искать приличный отель. На всякий случай зашли в Лек. Там совершенно другая картина - того придурка-тайца след простыл, на ресепшен наши знакомые, улыбки, расспросы, где мы были, надолго ли остановились в Паттайе и, конечно, номера за 800 местных тугриков. Остановились, естественно, в Леке. До вечера занимались шоппингом, я заказал себе шелковую рубашку за 750 бат. Потом пошли на pussy-шоу. Вход бесплатный, но напитки дорогие (Сингха за 200). Небольшое помещение на третьем этаже одного из домов на Walking Street, внутри - бар, танцплощадка с шестом и несколько диванов вокруг. По-очереди выходят несколько крупных пухленьких таек и показывают чудеса работы половых органов - достают оттуда лезвия на веревочке, гирлянды, опорожняют бутылки с кока-колой, курят... Впечатлил номер, в котором тайка выстреливала из трубки гвоздями по воздушным шарикам, специально выданным посетителям. Стреляла на удивление метко, хотя я, на всякий случай, прикрыл глаза ладонью. До конца шоу досматривать не стали и пошли "по бабам". Я хотел найти новую тайку, а Тан, хоть и обещала Илье, оказалась занята. В баре недалеко от Лека присмотрели симпатичных таек, со странными именами - Илюхину звали Ми, а мою - Ой (видимо ее появление на свет было весьма неожиданным). Обе тайки были очень привлекательны, однако с совершенно различным темпераментом. Робкая Ми и помешанная на сексе Ой. Чего стоила заставка на ее мобилке - в стиле "hard-core sex". Заплатили бару 200 бат и пошли развлекаться. Посетили шоу Рипли. Шоу представляет собой средних размеров развлекательный комплекс, в котором вы можете посмотреть музей удивительных находок, принять участие в лазерном шоу, побывать на киносеансе со стерео очками. На следующее утро решили съездить в храмовый комплекс с труднопроизносимым названием Янсангварарам. Расположен километрах в 15-ти от Паттайи. Он стал первым (и последним) после Королевского дворца комплексом, который произвел на меня впечатление. Храмы с крышами, выложенными синего цвета черепицей, 80-ти метровое изображение Будды, выложенное на склоне близлежащей горы, сад с тропическими деревьями, кустарниками и кактусами. И главное - никого народу. Я давно мечтал о романтической прогулке в подобном месте. В следующий раз обязательно вновь посещу это место. Последний день отпуска подошел к концу; на следующее утро мы попрощались с подружками, взяв их координаты, и поехали в аэропорт. Сон, длившийся 17 дней, окончился.

 

Филиппов Михаил & Мальцев Илья

  • Плюс 1
Link to comment
Share on other sites

Ну теперь меня точно уволят - весь день читал, пока домой на обед шел ржал за все время пока приходилось сдерживатся, хочу еще :)
Link to comment
Share on other sites

Новое.... :lol:Go Go Bar - иди один, мужской туризм .Автор: Alexei getdiablo@yahoo.comЯ живу и работаю в Токио уже 8 лет (кстати, по Японии задавайте вопросы). Сейчас сижу в офисе, а в голове тайские события недельной давности прокручиваются. Тянет обратно. Не знаю у меня ли только такие впечатления или у кого еще, но поездки в тайланд сродни алкогольной, никотиновой, или компьютерной зависимости. Особенно советую поездить одному. Вот тут на форуме все постоянно ищут напарников для поездок - так вот я завел традицию ездить зимой с женой, а летом один. Мама миа, какой это кайф после этих рабочих дрязг послать всех на х$й и не разговаривать неделю ни с кем кроме себя любимого, морковок и таксистов.Обычно это так -Прилетаю вечером в 10 в Бангкок, еду в Софител, снимаю 2-х комнатный сьют за каких-то 250 баков (каких то, потому что после Токио, где собачья конура дороже стоит) с огромной кроватью, стенами из стекла, так что весь Бангкок под ногами. Затем иду в Потпонг, забираю 3-х телок помоложе, идем в ресторан, они мне чето трут, а я смотрю на народ вокруг и удивляюсь - во истину - сколько людей, столько и вкусов - вот идет нормальный парень, но телка-тайка у него, как из тех, что бритвочки в вагину засовывают и курят жопой, навязывается вывод - парень или в первый раз с азиаткой, и она ему кажется неземной красавицей, либо прошлой ночью вдул вискаря пару литров, и увидев ее "неземную красоту" выкупил ее сразу на неделю, чтоб другие не забрали, а сейчас жлобится ее выгнать, вот и таскается с ней. Наверное второй вариант наиболее част.Ну вот, поедят они, я их тащу в отель, они регистрируются там, заходят в номер, и как правило на них при виде сьюта наступает сперва ступор, затем тихий восторг, они лезут сначала в холодильник за Сингхой, потом ко мне, моемся в ванной, дальше массаж в шесть рук, все остальное. Кровать такая здоровая, что еще 3 тайки лягут.Тут же 2-х отправляю домой, а оставляю самую молчаливую и исполнительную.Пока в Бангкоке она со мной чалится, все рассказывает, показывает, стирает, веселит, щекочет, ХЕ ХЕ. Когда надоедает, то получает расчет и уходит, при чем всегда удивляюсь - сколько ни спрашивал - сколько тебе заплатить, она всегда отвечает АП ТУ Ю. Вот такие они необременительные, что и притягивает в них.2-3 дня в Бангкоке, потом в Паттая на Мерине Е-200 (у них пошлины на кубатуру высокие что-ли). Стоит переезд около 100 долл.В Паттае, хороших дорогих гостинниц мало _ Дусит, Роял Клиф и пару других, вот и все, и они как правило заняты, поэтому лучше заказывать заранее.Паттая, по моркови и прочим овощям типа перешитых и пацанов - по сравнению с Бангкоком мне кажется отстоем. Дешево конечно, но как то безвкусно. Я за вечер обхожу все (точно-все!!!) бары на Walking Street и с трудом нахожу симпатичную молодую тайку, а мне одной мало, и не потому что я гигант, а потому что только в Тайланде мне хочется отрываться именно так. Если нахожу, что знакомлюсь с ней уже более тщательно чем в Бангкоке - и вот по чему. Сначала узнаю какая у нее семья, братья, сестры и т.д. На след. день приглашаю в ресторан их всех - как правило, семья оказывается большая и в не сомнения туда подваливают и соседи. Приходят с удовольствием, Едим обычно или в Лобстер Пот или в Капитане. Я люблю наблюдать за настоящей жизнью, не той какую перед тобой разыгрывает морковка, а той, которую можной увидеть когда семья бедных тайцев приходит в такой дорогой по их меркам ресторан. Сметают много, и быстро, потом напряжение с лиц спадает, Батя, как правило начинает улыбаться, рассказывать про житье-бытье, дочка его переводит мне, так сидим до темноты, потом семья уходит прямо со слезами на глазах, какой ты ФАРАНГ хорощий. Что ты с этого имееш? В замен ты получаешь такую отдачу от этой тайки, чью семью ты накормил, которую не получиш от таек, которых некоторые пытаются купить за 500 бат. Кроме того, на острова, на которые выезжаю после 2-х дней в Паттае, можно взять ее сестер, и они будут обслуживать тебя не с меньшей благодарностью, даже не являясь девушками с клубов. Сам имею такой опыт пару раз. Идеальное место для отдыха - Ко Самет, ВИП бунгало из двух комнат с кодишеном помоему обошлось в 120 долларов. До моря 10 метров.2 дня на Ко Самете, и в тот же день в Бангкок на машине. Последние 2-3 дня провожу в Шоппинг Центрах, перемешивая с Тайскими массажами без которых жить не могу. Люблю тайские антикварные магазины, красоту вещей вижу, но в распознании действительно старых и хорощих вещей - полный лох.В последний раз купил голову будды размером в мяч для американ футбол, за 280 долларов, говорят ей около 120 лет. не знаю верить или нет, но купил и мне нравится.В последнюю поездку перед отлетом в Токио, 2 дня прожил в LandMark Hotel, снял Jr.Suite за 8500 бат в ночь. 2 дня - 2 случая о которых можно рассказать, но это часть 2, а то Сергей меня забанит, очень уж емкий материальчик выходит.Японский босс на меня смотрит, думает я работаю, строчу что то на компьютере, а я тут.....хехе В продолжение предыдущей части - остановился в LandMark Hotel, у меня было 2 суток до вылета. Поэтому днем щопинг-жопинг, ближе к вечеру тайский массаж в гостиннице (честно говоря не понравился - тайка была слабовата) и вечером ВВВ НННОООЧЧЧЬЬЬ! с головой.1. Открыл для себя Нана Плаза и одновременно закрыл Патпонг с его толкучкой, лавками и наглыми зазывалами. Нана Плаза - это закуток, расположеный на улице между гостинницами Мариотт и Лендмарк.Нана Плаза знают все таксисты. Это мини таун, в форме буквы П состоит из здания в 4 этажа с массой всевозможных баров и диско. Нет назойливых продавцов футболок, ножей, зажигалок и прочей дряни, чем Нана и отличается от Патпонга. Мне понравился один го го бар особенно. От входа в Нана Плаза он находится с права на втором этаже, к сожалению забыл название, но радом есть бар Hollywood. Внетри бар состоит из двух этажей, причем ты сидишь на нижнем, а потолок над тобой стеклянный, и на первом и на втором этаже девочки танцуют в юбках без трусов и ты видищь снизу все и всегда. Весьма забавно, учитывая, что на втором этаже танцуют девочки от 15 до 20 лет. На первом постарше. Можно подняться на этот второй этаж, там есть кабинки с волшебным стеклом, где ты видищь все, а тебя никто не видит. Там же можно закрыться с тайкой и делать все что хочешь после того как заплатил клубу. Учитывая возраст танцовщиц от этой идеи отказался, так как постоянно в голове фраза Винского _ "Самые страшные тюрьмы в Тайланде и на Кубе". Хотя пацанки лезли на колени и зазывали на палку, ну и чего греха таить, были очень ничего.В итоге напился какой то водки - просил столичной, но по вкусу близка к одеколону, взял 19 летнюю зайку и попер в гостинницу. По пути мне пытались втулить жареных тараканов и кузнечиков, чтобы голова не болела на след. день. Тайка жадно на них смотрела, я ее еле оттащил.Второй интересный случай произошел со мной за день до отлета. Надоели мне тайки, захотел европейку. Открываю Елоу Пейдж - лежит в любом номере, и на странице 245 начинаю читать объявления по эскорт услугам - ну там конечно все - европейки, тайки, мальчики, и тд. Звоню, спрашиваю с каких стран есть девки. Мне кладут к ногам пол европы. Я называю мой идеал - блондинка, с высокой грудью,стройныит ногами, и т.д. Мне говорят - КАК РАЗ ТАКАЯ ЕСТЬ!!! Она из Дании, я соглашаюсь и жду. 300 долларов в ночь. Приезжает через 2 часа - пробки - девченка брюнетка, фигура ничего, но без изюма. Я ей хай, она мне тоже по английски, тут я начинаю чувствовать, что что-то не то. Тогда я ей по русски - Ну так от куда ты? сказал, она чуть с дивана не упала и как давай ржать! Оказалась русской. Посидели, выпили, она уже 5 месяцев к тому моменту работает в Бангкоке. Сама из Владимира. Говорит, что никаких иностранок там нет. Все русские. В общем стоило ехать в Бангкок, чтобы попасть на русскую путану....Я этого решил так не оставлять, и заказал тайку в том же агенстве, и заказал им женскую любовь, а сам смотрел на это и пил Хенесси из бутылки, когда надоело, попросил их сделать массаж и заснул прямо во время сеанса. Но успел их отправить по домам, и только потом почувствовал что ужасно устал от обилия всего этого за неделю. На следующий день улетел в Токио - к любящей и любимой жене, кстати она русская.Вся информация 1997-2005 принадлежит © Винский Сергей. Все права защищены законом об Авторском праве. При копировании, использовании, перепечатке - ссылка www.awd.ru обязательна!
Link to comment
Share on other sites

  • 6 years later...

Ну Коля, предупреждать надо , первые две решил почитать перед сном, так весь сон от смеха перебило ! :)

 

Он же предупредил!!!

Автор: © Бедный Студент, он же Аллюр, он же БСт, он же Дмитрий Васильев. г.Екатеринбург

---------------

Вся информация 1997-2004 принадлежит © Винский Сергей. Все права защищены. При копировании, использовании, перепечатке - ссылка www.awd.ru обязательна! Воровство ЗАПРЕЩЕНО!

---------------

 

Не умрите со смеха!

Link to comment
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...